Прямо в пищеводе

Оглавление:

Возможности 24-часового мониторирования рН в пищеводе в диагностике и контроле эффективности лечения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни

Н.Л. Джахая, А.С. Трухманов, М.Ю. Коньков, О.А. Склянская, А.А. Шептулин, В.Т. Ивашкин
(ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова»)

Цель исследования. Оценить возможности суточного мониторирования рН в пищеводе для коррекции лечения больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ) ингибиторами секреции соляной кислоты.
Материал и методы. В исследование включено 58 пациентов с ГЭРБ (основная группа) и 18 здоровых добровольцев, составивших контрольную группу.
Результаты. Анализируя все параметры рН-метрии, было замечено, что в основном два параметра – четвертый (общее время в течение которого рН в пищеводе ниже 4) и седьмой (итоговый показатель, или параметр DeMeester) – демонстрируют стабильно устойчивое постадийное увеличение показателей, связанное с нарастанием выраженности повреждения слизистой оболочки пищевода.
При анализе первого параметра рН-граммы (общее число рефлюксов) отмечено, что среднее количество эпизодов максимально при эрозивном эзофагите I стадии. При II стадии это количество уменьшается, но остается выше, чем при неэрозивном эзофагите, а при III и IV стадии снижается до уровня последнего. По всем показателям выявлены статистически достоверные различия между основной и контрольной группами. Различия между параметрами рН-метрии контрольной группы и нормальными показателями не были статистически достоверными.
Выводы. Внедрение в клиническую практику 24-часовой рН-метрии пищевода дает возможность осуществить мониторинг гастроэзофагеальных рефлюксов, их характера (кислотные, щелочные), количества (меньше или больше 49 за сутки), оценить эффективность проводимой терапии, при необходимости проводить коррекцию и выбирать наиболее приемлемую схему лечения.

Джахая Натия Леонтьевна – аспирант кафедры пропедевтики внутренних болезней ГБОУ ВПО ПМГМУ им. И.М. Сеченова. Контактная информация: [email protected]; 119991, Москва, ул. Погодинская, д. 1, стр. 1
Трухманов Александр Сергеевич – доктор медицинских наук, профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней ГБОУ ВПО ПМГМУ им. И.М. Сеченова
Коньков Михаил Юрьевич – кандидат медицинских наук, врач отделения эндоскопии клиники пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и гепатологии им. В.Х. Василенко ГБОУ ВПО ПМГМУ им. И.М. Сеченова
Склянская Ольга Александровна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры патологической анатомии человека ГБОУ ВПО ПМГМУ им. И.М. Сеченова
Шептулин Аркадий Александрович – доктор медицинских наук, профессор кафедры пропедевтики внутренних болезней ГБОУ ВПО ПМГМУ им. И.М. Сеченова
Ивашкин Владимир Трофимович – доктор медицинских наук, академик РАМН, профессор, заведующий кафедрой и директор клиники пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и гепатологии им. В.Х. Василенко ГБОУ ВПО ПМГМУ им. И.М. Сеченова

Ключевые слова:
гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, 24-часовая внутрипищеводная рН-метрия, ингибиторы протонной помпы (ИПП)

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) – комплекс клинических симптомов (изжога, боли), возникающий в результате патологического заброса содержимого желудка в пищевод, который может сопровождаться или не сопровождаться эндоскопически определяемыми изменениями слизистой оболочки пищевода.
На сегодняшний день гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь имеет большую распространенность во всем мире. Изжога – ведущий симптом ГЭРБ – выявляется у 20–40% населения развитых стран, существенно ухудшая качество жизни больных [14, 15]. Определенные трудности возникают при лечении больных ГЭРБ. Если средние сроки рубцевания язв двенадцатиперстной кишки (ДПК) составляют 3–4 нед, язв желудка – 4–6 нед, то длительность заживления эрозий пищевода у многих больных может достигать 8–12 нед. При этом прекращение приема лекарственных препаратов у 60–70% пациентов сопровождается быстрым (в течение первых 3 мес) развитием рецидива заболевания[12].
Существуют различные эндоскопические классификации рефлюксной болезни. Наиболее широко используется классификация M. Savary и G. Miller (1978 г.) [13], согласно которой выделяют 4 стадии эзофагита в зависимости от степени выраженности проявлений и наличия осложнений ГЭРБ:
1) линейное поражение – диффузная или очаговая гиперемия слизистой оболочки дистального отдела пищевода, отдельные не сливающиеся эрозии с желтоватым основанием и красными краями, линейные афтозные эрозии, распространяющиеся вверх от кардии или пищеводного отверстия диафрагмы;
2) сливное поражение – сливающиеся эрозии, но не захватывающие всю поверхность слизистой;
3) циркулярное поражение – воспалительные и эрозивные изменения сливаются и захватывают всю окружность пищевода;
4) стенозирующее поражение подобно предыдущей стадии, но имеются осложнения – сужение просвета пищевода, язвы, пищевод Баррета.

Материал и методы исследования

В исследование было включено 58 пациентов с ГЭРБ (основная группа) и 18 здоровых добровольцев, составивших контрольную группу. Больные были разделены на группы: неэрозивная гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (НЭРБ), эрозивный эзофагит I, II, III и IV стадий (рис. 1).


При обследовании пациентов использовались следующие методы: клинические, лабораторные, эндоскопические (визуальная оценка состояния слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта с уточнением локализации эрозий и язвенных дефектов, выраженности эзофагита по классификации Савари–Миллера, при необходимости с биопсией для морфологического исследования) [3, 4, 7]. Морфологическими критериями эзофагита считаются утолщение базального слоя эпителия, увеличение количества сосочков и клеточная инфильтрация эпителия.
В настоящее время наиболее адекватным методом исследования кислотного фактора у больных ГЭРБ является суточное мониторирование внутрипищеводного рН, которое позволяет выявить: общее время, в течение которого рН в пищеводе принимает значения менее 4 единиц; то же при вертикальном положении тела пациента; то же при горизонтальном положении тела; общее число рефлюксов за сутки; число рефлюксов продолжительностью более 5 мин; длительность наиболее продолжительного рефлюкса. Этот метод дает возможность установить наличие и оценить характер патологического рефлюкса (кислотный, щелочной), его продолжительность, взаимосвязь с клинической симптоматикой заболевания, приемом пищи, лекарственных препаратов, курением, положением тела [1, 6, 8, 9].

Результаты исследования и их обсуждение

При анализе первого параметра рН-метрии (общее число рефлюксов) было отмечено (рис. 2), что среднее количество эпизодов максимально при эрозивном эзофагите I стадии.

При II стадии это количество уменьшается, но остается выше, чем при НЭРБ, а при III и IV стадиях падает до уровня НЭРБ. Уменьшение общего количества эпизодов рефлюкса при IV стадии эзофагита у наблюдавшихся больных можно объяснить тем, что формирование стриктуры в этой стадии снижает шансы возникновения рефлюкса из-за сужения просвета пищевода в его нижней трети.
Второй параметр рН-метрии (число рефлюксов продолжительностью более 5 мин) также демонстрирует увеличение в связи с прогрессированием эзофагита до III–IV стадий, при которых этот показатель снижается (рис. 3).


Величина третьего параметра рН-метрии (наиболее продолжительный рефлюкс) также возрастает при выраженных стадиях заболевания (рис. 4).

Видно, что в IV стадии наиболее продолжительный рефлюкс в среднем составлял 226 мин (3 ч 46 мин). При формировании стриктуры пищевода затрудняется клиренс, что значительно увеличивает время рефлюкса.
Четвертый параметр рН-метрии (общее время, в течение которого рН в пищеводе составляет менее 4) демонстрирует устойчиво стабильное нарастание при более выраженной стадии эзофагита (рис. 5).

Этот факт подчеркивает то, что выраженность макроскопического поражения слизистой оболочки пищевода прямо зависит от времени, в течение которого рН снижается ниже 4.
Пятый параметр (% времени, в течение которого рН 4 на протяжении 18 и более часов в сутки в течение 8 нед у 80–90% больных можно рассчитывать на заживление эрозий и язв.
Приведем клинический пример применения рН-метрии пищевода для коррекции терапии у больного ГЭРБ.
В клинику пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и гепатологии им. В.Х. Василенко поступила пациентка Л., 46 лет, с жалобами на почти постоянную в течение дня интенсивную изжогу, усиливающуюся ночью в горизонтальном положении, на ощущение прохождения пищи по пищеводу, отрыжку кислым.
Из анамнеза известно, что с 2008 г. отмечается изжога после еды. При обследовании выявлен эрозивный эзофагит. Однако пациентка самостоятельно принимала лишь антацидные препараты с некоторым положительным эффектом. Изжога со временем нарастала, появилось ощущение прохождения пищи по пищеводу, и Л. была направлена в клинику для обследования и подбора терапии.
Результаты обследования: пациентка страдает экзогенно-конституциональным ожирением (ИМТ 49); в остальном без особенностей. Лабораторные показатели в пределах нормальных значений.
Данные эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС): пищевод проходим, слизистая его гиперемирована, отечна в нижней трети, видны множественные эрозии с налетами фибрина, кардия смыкается не полностью, выраженный заброс желудочного содержимого в пищевод. В желудке желчь, слизистая гиперемирована, отечна в антральном отделе, угол не изменен, привратник проходим. Луковица ДПК средних размеров, слизистая гиперемирована. Заключение: недостаточность кардии, эрозивный рефлюкс-эзофагит II стадии (рис. 14), антральный гастрит, дуоденит.


Биопсия из нижней трети пищевода: на поверхности слизистой оболочки видна эрозия, выраженный воспалительный инфильтрат, в глубине слизистой оболочки очаг желудочной метаплазии эпителия (рис. 15).


Назначена терапия ИПП (омепразол), прокинетиками. Однако в течение 7 дней интенсивность изжоги не уменьшалась, оставался дискомфорт за грудиной во время еды.
На фоне продолжающегося лечения было проведено 24-часовое мониторирование рН в пищеводе (табл. 1).
Как видно на рН-грамме (рис. 16), у нашей пациентки число рефлюксов было более 80 (превышение в 2 раза по сравнению с нормой), общая продолжительность времени снижения рН ниже 4 составляла 30% при допустимых 5%.

Показатель ДеМеестер равнялся 113.
На фоне проводимой терапии омепразолом мы не смогли достичь уровня рН в пищеводе выше 4,0 в течение 18 и более часов в сутки.
Схема лечения была пересмотрена: вместо омепразола назначен рабепразол в дозе 20 мг 2 раза в сутки. В результате в течение 5 дней было достигнуто уменьшение выраженности изжоги до незначительной, возникающей не каждый день, купированы одинофагия и отрыжка кислым (табл. 2).


Положительная динамика клинических симптомов сопровождалась уменьшением кислотных гастроэзофагеальных рефлюксов по данным 24-часового мониторирования рН (рис. 17).

Общее количество эпизодов снизилось с 80 до 13, а общая продолжительность времени снижения рН в пищеводе ниже 4 уменьшилась до 0,4%, что значительно ниже допустимых 5%. Показатель ДеМеестер равнялся 4.
Через 4 нед лечения рабепразолом изжога была полностью купирована. Результаты контрольной ЭГДС через 8 нед: эрозии зажили, сохраняются минимальные явления эзофагита.
Преимуществом применения рабепразола в лечении больных ГЭРБ по сравнению с другими ИПП является и то, что он оказывает клинический эффект при этом заболевании в обычных терапевтических дозах, а не в удвоенных [4]. Первый российский опыт применения рабепразола также подтвердил его высокую эффективность [10].

Температура имеет значение: любители горячей еды рискуют заболеть раком

Исследования говорят о том, что от слишком горячей еды бывает рак, а движение сыроедов вообще утверждает, что любое нагревание разрушает пищу и делает ее мертвой. Температура блюд и напитков, которые поступает в наш организм, оказывается, очень важна.

Простой опрос в торговом центре показывает, что люди, если говорить о еде и напитках, в основном любят погорячее. На формирование этих привычек столетиями оказывал влияние климат. Куда ж без горячего, когда на улице русская зима. Даже в совершенно нищем доме с соломенной крышей обязательно присутствовал самовар, потому что он позволял семье согреться, выжить, не погибнуть. Подавался всегда кипящий самовар, поэтому, естественно, чай всегда был очень горячим.

С чая лиха не бывает, говорят в народе. Но последние научные данные убеждают, что лихо от горячего очень даже бывает. На севере Ирана самовары тоже являются частью национальной культуры. И смертность от рака пищевода здесь одна из самых высоких на планете.

Как уверены исследователи, тут есть прямая связь. Уклад жизни онкобольных выявил общую особенность: они постоянно пили очень много горячего чая. Ученые даже определили так называемый географический пояс рака пищевода. Попала туда и Южная Америка, где литрами потребляют горячий напиток мате. Причем пьют его через специальную трубочку. Не успевая хоть немного остыть в полости рта, обжигающая жидкость направляется прямо в пищевод.

Еще хуже, если напиток к тому же густой и вязкий. Тот же кисель медленнее спускается по пищеводу, что для органа это вдвойне мучительно. Международное агентство по изучению рака при Всемирной организации здравоохранения рекомендует употреблять напитки температурой не более 65–70 градусов Цельсия, дальше становится опасно.

В кафе и ресторанах кофе и чай в большинстве случаев были горячее разрешенного медиками — от 66 до 78 градусов. Вода из офисного кулера была и вовсе около 90. Впрочем, таковы отечественные правила общепита. Они прямо предписывают: горячие напитки и первое при подаче обязаны быть не холоднее 75 градусов, второе — минимум 65 градусов. Совет врачей: для здоровья будет хорошо немного подождать, чтобы блюдо остыло, и лишь потом приступать к трапезе. Подробнее о вкусном и здоровом питании смотрите в программе «Еда живая и мертвая».

Столичные хирурги спасли 64-летнего мужчину, у которого в процессе еды разорвался пищевод

— Я ж думал, что отравился, — качает головой житель Сумской области Петр Герасимович, пациент столичных хирургов. — Ведь у меня была сильная рвота. Несчастье произошло со мной в глухом месте — я поехал на расположенный далеко от дома огород, возле которого у нас есть небольшая хатка. С собой взял вареные яйца. Пять штук сразу и съел. Не могу сказать, что часто их употребляю. Больше люблю разные супчики. А тут Просто другой еды с собой не было. Вскоре после такого «обеда» почувствовал в груди резкую боль. Мне стало плохо. Через пару часов уже не мог ходить. В хату заполз. Думал, что помру, но, хорошо, ко мне пришла сестра. Она вызвала «скорую», которая отвезла меня в районную больницу.

— Врачи сказали, что у них нет торакальных хирургов, но и в область отца везти нельзя — в таком тяжелом состоянии он находился, — добавляет дочка Петра Герасимовича 35-летняя Светлана из села Лозовая Краснопольского района Сумской области. — Специалистов пригласили в районную больницу. Они тут же провели операцию. После нее кормить папу можно было только через трубочку. А вскоре оказалось, что в пищеводе осталось отверстие. И самостоятельно есть отец не может. Но это же не жизнь — получать еду прямо в желудок. Папа за месяц похудел с 60 килограммов до 44! Таял на глазах. Мы ему даже специально сливки вливали, чтобы не терял вес так быстро. Брат отца посоветовал проконсультироваться у киевских врачей. В столичной клинике папе сразу назначили операцию. И он уже ест сам. Правда, пока все перетертое.

— Но я же чувствую вкус еды! — улыбается Петр Герасимович. — Это так важно. А то что-то лили через трубку, только живот полным становился. Правда, перед «едой» всегда Свету спрашивал, посолила ли она мне пищу, которую будет вводить в трубку. Все должно быть по правилам.

— Такие неожиданные разрывы пищевода встречаются достаточно редко и связаны, как правило, с тем, что человек буквально заглатывал слишком крупные куски пищи, — объясняет заведующий отделом хирургии пищевода и реконструктивной гастроэнтерологии Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова Академии медицинских наук Украины Александр Усенко (на фото). — Подобный разрыв очень сложно сшить, часто развивается осложнение: в стенке остается отверстие (свищ), через которое пища попадает в плевральную полость, окружающую легкие. Понятно, что жить так человек не может. Мы закрываем свищ с помощью специального стента. Металлическими ножками-крючками он надежно крепится в неповрежденных тканях выше и ниже отверстия, закрывая его. Свищ со временем затягивается, но стент мы не убираем — так надежнее. Перед тем как позволить Петру Герасимовичу есть, мы провели исследование с помощью контрастного вещества и убедились: пищевод восстановлен.

«После операции свищ уже уменьшился втрое»

— Отец месяц пролежал в районной больнице после первой операции, — рассказывает Светлана, дочь Петра Герасимовича. — Там я научилась кормить его через трубочку. Затем папу выписали домой, но трубку не вытащили. В основном мы кормили его разными пюре из детского питания. Сама я завтракала и обедала так, чтобы отец не видел. Понимала, что вид нормальной пищи может его раздражать. Врачи на мой вопрос, что делать дальше, сказали: где-то через полгода нужно будет провести еще одну операцию. Я подумала, что отец может ее не дождаться

Вся большая семья Петра Герасимовича искала выход из этой ситуации. Его родной брат, который сам много лет работает на скорой помощи, посоветовал обратиться в Национальный институт хирургии и трансплантологии имени А. Шалимова.

— Я созвонилась с киевскими специалистами, и они, выслушав мой сбивчивый рассказ о том, что отец уже почти два месяца ест через трубку, ответили: «Что ж вы его мучаете? Привозите!» — продолжает Светлана. — Мы тут же собрались в дорогу. После обследования врачи сказали, что свищ у отца образовался в очень неудобном месте и стент, которым они хотят закрыть это отверстие, может не устоять, не закрепиться. Но мы все же согласились на операцию. Терять нам было нечего.

— Вмешательство прошло успешно, — говорит Александр Усенко. — Металлический стент хорошо закрепился. Контрастное вещество, которое мы вводили Петру Герасимовичу, идеально проходило в желудок, не попадая в плевральную полость. Но еще несколько недель мы не позволяли нашему пациенту есть самостоятельно. Нужно было убедиться, что организм хорошо «принял» инородный предмет. Кроме того, за это время свищ уменьшился втрое. Думаю, когда мужчина приедет к нам на контрольное обследование через месяц, мы увидим, что отверстие затянулось полностью.

Стент Петру Герасимовичу установили 22 июня. На днях ему позволили уехать домой.

— В отделении клиники есть кухонька, где можно самой приготовить пищу, — объясняет Светлана. — Вот я и варила супчики, картофельное пюре перетирала со сметаной. И с помощью шприца по трубочке вводила все это прямо в желудок. Теперь отец такую пищу ест самостоятельно.

— То, что Света готовит, подходит мне больше всего, — говорит Петр Герасимович. — А вот детское питание, которое врачи тоже разрешают сейчас есть, что-то не идет.

«Чаще всего стенты используются, когда из-за онкологической опухоли сужается пищевод»

— Когда вас кормили через трубку, испытывали голод?

— Я вообще не хотел есть, — отвечает Петр Герасимович. — Но когда в меня еду вливали, чувствовал, как наполнялся живот. И даже говорил дочке: стоп, хватит, а то лопну. Я сейчас очень рад, что могу есть ложкой, как все люди.

*В течение двух месяцев Светлана перетирала всю еду, которую готовила для отца. Теперь Петр Герасимович ест самостоятельно

— Правда, каши пока отцу нельзя, однако через несколько недель, сказали, их можно будет понемногу давать, — продолжает Светлана. — Но уже видно, что папа лучше себя чувствует. Стал веселее, рвется работать — летом в селе всегда есть чем заняться. Да я и сама устала от больниц. Все время, пока ухаживала за отцом в клиниках, за моим восьмилетним сыном приглядывала мама. За два с половиной месяца дома я провела всего недели три. И сын иногда называл меня «бабушкой». Привык, что она постоянно рядом

Врачи очень довольны результатами хирургического лечения Петра Герасимовича. Они уверены, что через месяц мужчина уже сможет наслаждаться вкусом непротертой пищи. И даже сможет снова есть вареные яйца, правда, тщательно их пережевывая.

— Как давно вы применяете такую методику при травмах пищевода? — задаю вопрос Александру Усенко.

— Около трех лет. За это время сделали восемь операций. Применяя стенты для расширения кровеносных сосудов, ученые пришли к выводу, что подобные вмешательства можно делать и для устранения различных сужений, и для закрытия свищей в пищеводе. Ведь обычно в подобных ситуациях приходится проводить большую травматичную операцию: удалять пищевод, пересаживая на его место часть толстой кишки. После такого вмешательства пациенты долго восстанавливаются. Когда появились специальные металлические приспособления, похожие на трубочку, которые хорошо закрепляются в стенках, мы тут же начали их устанавливать.

— В каких случаях вы используете стенты?

— Если в пищеводе есть свищ, стент позволяет его закрыть, ведь приспособление достаточно длинное — до десяти сантиметров, поэтому оно надежно прикрывает отверстие. Но чаще подобные устройства используют при онкологических проблемах, когда из-за опухолей пищевод сужается так, что человек не может проглотить ни кусочка, даже жидкая пища проходит с трудом. Совместно со специалистами отделения эндоскопии, которое возглавляет Александр Бурый, наши хирурги занимаются этой важной проблемой. Хирургические вмешательства, в том числе лапароскопические малотравматичные и эндоскопические операции, позволяют избавить пациентов от грыжи пищевода, от заброса желудочного содержимого в пищевод (рефлюкса), которое приводит к изменениям его стенок и может окончиться развитием онкологической патологии и других болезней пищеварительного тракта. Недавно наш институт приобрел современное лечебно-диагностическое оборудование, которое значительно расширило возможности врачей и позволяет оказывать помощь пациентам с заболеваниями желудочно-кишечного тракта на более высоком уровне. Мы постоянно следим за новейшими методиками, появившимися в мире, и применяем их. Пять стентов мы поставили онкологическим больным, два — в случаях доброкачественных образований и один — после разрыва пищевода у Петра Герасимовича. Благодаря этому методу удалось улучшить качество жизни каждого из прооперированных пациентов.

ВОЗ: Очень горячие напитки могут вызвать рак пищевода

Ученые выяснили, что очень горячие напитки могут спровоцировать появление рака пищевода – канала, ведущего жидкость от горла к желудку. Результаты исследования предоставило международное агентство по изучению рака (IARC), которое является частью Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).

Опасными напитками считаются кофе, чай и мате. Но только в том случае, если употреблять их обжигающими, то есть температура должна быть 65 градусов по Цельсию. Эпидемиолог Дана Лумис подчеркивает, что в данном вопросе совершенно неважно, какая будет жидкость, важна именно ее температура.

Однако для любителей кофе есть хорошая новость. ВОЗ исключила его из списка напитков, которым могут быть канцерогенными. Теперь он официально признан безопасным.

В этот момент вздохнули с облегчением миллионы человек по всему миру, включая производителей кофе. Ведь по данным социологов, каждый день в мире выпивается более 1,1 миллиарда чашек ароматного напитка.

«Теперь мы можем заваривать или покупать чашку кофе с еще большей уверенностью, чем раньше, и всё это благодаря науке», — прокомментировал новость глава американской Национальной ассоциации по производству кофе Билл Мюррей.

Ученые из Института научной информации о кофе, которые внимательно следят за всеми исследования о данном напитке, выяснили, что в среднем напиток имеет температуру ниже 60 градусов по Цельсию.

Помимо этого, на сегодняшний день существует предпосылки к тому, что именно кофе способен снизить риск возникновения рака матки, груди и печени.

А вот с мате не все так однозначно. Впрочем, и ту ученые не могут заявить, что вреден сам напиток, скорее его употребление в горячем виде. Во многих странах его пьют при температуре около 70 градусов по Цельсию через металлическую трубочку, то есть вливание происходит прямо в горло.

Отметим, что рак пищевода на сегодняшний день стоит на 8-ом месте в мире среди онкологических заболеваний и лидирует среди раков с летальным исходом.

Прямо в пищеводе

Алтайские хирурги проводят уникальные операции на пищеводе

Обычная изжога может быть симптомом серьёзного заболевания – грыжи пищевода. Барнаульские хирурги уже называют его болезнью XXI века. Именно в краевой столице проводят уникальные операции на пищеводе. Пациенты приезжают со всей Сибири и даже из стран СНГ. Почему наши врачи так востребованы именно в этой области хирургии?

Без еды человек может прожить не больше трёх недель. А что делать, если есть больно? Алексей Геннадьевич приехал в Барнаул из Республики Алтай для удаления грыжи на пищеводе.

Алексей Афанасьев, житель с. Майма Республики Алтай:

– При ходьбе, при физической нагрузке начинается боль. И при приёме пищи.

С подобными диагнозами, требующими операцию на пищеводе, в горбольницу № 12 едут пациенты со всего края. А также из других регионов Сибири и даже из стран СНГ. Здесь удаляют грыжи, заменяют разрушенные ткани пищевода, ставят специальные клапаны.

Виктор Ганков, заведующий хирургическим отделением городской больницы №12, профессор кафедры общей и оперативной хирургии АГМУ:

– Пищевод сам по себе сложен, потому что располагается довольно глубоко, в заднем средостенье. Мышечная оболочка очень рыхлая, расползается, плохо срастается, кровоснабжение не такое выраженное, как в других органах.

Нужно быть предельно осторожным. Швы делают нитями с большим сроком рассасывания, так как ткани срастаются до полутора месяцев. У барнаульских хирургов более 30 лет опыта в этой области. Кстати, грыжу пищевода они называют болезнью XXI века. В последние годы таких случаев всё больше. Начинается всё с изжоги. Если на неё долго не обращать внимания, грыжа может сильно разрастись. Второй по числу пациентов диагноз – ахалазия. Это когда отверстие, ведущее из пищевода в желудок, плохо открывается, затрудняя прохождение пищи.

Татьяна Красникова, жительница г. Бийска:

– У меня сильно был расширен пищевод, было даже закрыто пол-легкого. Такой уже пищевод, как мешок. Сейчас мне его укоротили, вставили манжету, чтобы желудок у меня не сужался, чтобы пища проходила.

Операция Татьяны Геннадьевны длилась почти 5 часов. Хирурги признаются, случай сложный, малейшая ошибка могла привести к осложнениям. Но спустя всего неделю пациентку уже выписывают. Всего в горбольнице № 12 делают в год до ста операций на пищеводе. Специалистов такого уровня в нашей стране можно найти, пожалуй, только в столичных клиниках.

Смотрите еще:

  • Оперативное лечение эзофагита Автореферат и диссертация по медицине (14.00.27) на тему: Диагностика и лечение пептического эзофагита Оглавление диссертации Брежнев, Александр Сергеевич :: 2006 :: Воронеж Глава I. […]
  • Мкб зно сигмовидной кишки Класс II. Новообразования (C00-D48) Материал опубликован 18 марта 2015 в 10:38. Обновлён 18 марта 2015 в 12:11. Приказ Минздрава России от 7 ноября 2012 г. № 605н "Об утверждении […]
  • Лечение перфорации кишки Автореферат и диссертация по медицине (14.00.27) на тему: Диагностика и лечение послеоперационных осложнений брюшно-тифозных перфораций кишечника Оглавление диссертации Рахимов, Аваз […]
  • Хронические язвы желудка и двенадцатиперстной кишки Хирургия сочетанных язв желудка и двенадцатиперстной кишки Ташкентский педиатрический медицинский институт Ташкентская медицинская академия Актуальность проблемы. Язвенная болезнь желудка […]
  • Инвалидность после операции на прямой кишке УСТАНОВЛЕНИЕ ИНВАЛИДНОСТИ ОНКОЛОГИЧЕСКИМ БОЛЬНЫМ Злокачественная опухоль головного мозга. Временная нетрудоспособность устанавливается на период обследования – 1-2 месяца, при оперативном […]
  • Жкт у детей особенности 2-ой семестр детпропед / гастро / АФО желудочно-кишечного тракта у детей афо желудочно-кишечного тракта у детей Закладка организации пищеварения происходит на ранней стадии эмбрионального […]