Жкт 2015 году

29 мая 2015 года Всемирный День здорового пищеварения

Больше пятидесяти лет ежегодно в большинстве стран мира отмечается Всемирный День здорового пищеварения. Этот день, учрежденный Всемирной организацией гастроэнтерологов (ВОГ) и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), проводится 29 мая с 1958 года, когда был принят Устав ВОГ.

Всемирный День здорового пищеварения проводится с целью привлечения внимания общественности к проблемам нарушения пищеварения и к поиску эффективных путей борьбы с ними.

Важность рассматриваемой проблемы определяется и тем, что не только органические, но и функциональные расстройства органов пищеварения сопровождаются серьезными нарушениями обмена веществ (ферментативного, витаминного, электролитного и др.), которые обуславливают хроническое патологическое состояние как системы органов пищеварения, так и всего организма в целом.

Расстройствами органов пищеварительной системы страдают более 50–60% взрослого населения, а в крупных городах эта цифра возрастает до 95%.

В Московской области в структуре общей заболеваемости болезни органов пищеварения с 2011 года занимают 3-е место после заболеваний органов дыхания и кровообращения, показатель заболеваемости в 2014 году составил 120,9 случая на 1000 населения, отмечается рост показателя по сравнению с 2013 годом на 23,3% (в 2013 году составил 98,1 случая на 1000 населения; в 2012 — 94,2; в 2011 – 86,8).

В структуре общей заболеваемости взрослого населения болезни органов пищеварения занимают 3-е место после заболеваний органов дыхания и кровообращения, показатель заболеваемости в 2014 году составил 110,2 случая на 1000 населения, отмечается рост показателя по сравнению с 2013 годом на 23,2% (в 2013 году составил 89,5 случая на 1000 населения; в 2012 — 86,4).

Статистика среди детей (от 0 до 17 лет) еще более удручающая, у них заболевания органов пищеварения находятся на 2-м месте, показатель заболеваемости в 2014 году составил 17304,1 случая на 100000 населения, отмечается рост показателя общей заболеваемости по данному классу заболеваний на 23,0% (в 2013 г. составил 14064,4 случая на 100000 населения).

В структуре заболеваемости населения старше трудоспособного возраста болезни органов пищеварения занимают 5-е место после заболеваний органов кровообращения, дыхания, костно-мышечной системы и болезней глаза и придаточного аппарата. Показатель заболеваемости в 2014 году составил 143,8 случая на 1000 населения (в 2013 году составил 120,3 случая на 1000 населения; в 2012 – 114,3). Отмечается рост показателя заболеваемости по сравнению с 2013 годом на 19,6%.

В 2015 году Всемирный День здорового пищеварения пройдет под девизом «Изжога – в центре внимания».

Изжога – одно из основных и часто встречающихся проявлений гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).

ГЭРБ – хроническое заболевание, характеризующееся нарушением двигательной функции верхних отделов пищеварительного тракта – пищевода и желудка, сопровождающееся развитием характерных жалоб (частая изжога, отрыжка кислым и пр.) и клинических проявлений, выявляемых в ходе обследования. В основе симптомов лежит повторяющийся заброс желудочного содержимого в пищевод (рефлюкс) и раздражение его внутреннего слоя – слизистой оболочки – кислотой и ферментами желудочного сока. Воздействие этих агрессивных факторов также может приводить к повреждению слизистой оболочки пищевода, развитию эрозий и язв, изменению её структуры (пищевод Барретта), аденокарциномы пищевода.

Уменьшить вероятность рефлюкса (для профилактики возникновения изжоги) помогут следующие рекомендации по образу жизни и питанию:

  1. Не переедать! Разовый объем пищи должен быть в пределах 300-500 мл.
  2. Питание должно быть дробным. Принимать пищу необходимо небольшими порциями 5-6 раз в сутки. Кушать медленно.
  3. Стараться не употреблять жирную пищу. Необходимо помнить, что жир может содержаться в пище не только в «чистом виде», но и в «скрытом» — он добавляется в готовые блюда или используется при их изготовлении (торты, пирожные, выпечка). Пищевые жиры задерживают опорожнение желудка, способствуя возникновению забросов кислоты в пищевод.
  4. Предпочтение должно отдаваться вареной пище или приготовленной на пару.
  5. Уменьшить или, лучше, отказаться от употребления газированных напитков, минимизировать употребление алкогольных напитков.
  6. Не злоупотреблять солью и пряностями. Соль, а также большинство пряностей и приправ сильно стимулируют выработку кислоты и ферментов в желудке, что может увеличивать длительность нахождения пищи в желудке, приводить к возникновению заброса содержимого желудка в пищевод.
  7. Избегать очень горячей или холодной пищи.
  8. Не использовать послеобеденный сон. Принятие горизонтального положения после еды, может способствовать возникновению заброса содержимого желудка в пищевод. Поэтому нужно старайтесь находиться в вертикальном положении (например сидя или совершая прогулку) не менее двух часов после приема пищи. Также в течение этого времени не рекомендуется заниматься активными спортивными нагрузками с наклонами туловища, с участием брюшного пресса.
  9. Стараться принимать пищу не позже, чем за 2-3 часа до сна. Перед сном можно выпить молоко, сливки, принять 1 чайную ложку сухого молока.
  10. Приподнимать головной конец кровати. Если изжога возникает в ночное время, одним из способов её предотвращения является использование специального матраса или бруска, подставленного под ножки кровати с головного её конца. Высота подъема может быть небольшой – 15 см.
  11. Избегать тугих поясов. Не носить тесную одежду. Применение тугих поясов, ремней способствует увеличению давления внутри брюшной полости и, тем самым, провоцирует заброс содержимого желудка в пищевод.
  12. Держать вес в норме. Снижение веса при его избытке может уменьшить риск рефлюкса прежде всего за счет уменьшения давления внутри брюшной полости.
  13. Не курить. Никотин табачных изделий стимулирует секрецию кислоты в желудке.
  14. Соблюдать диетические рекомендации. Основным принципом диеты является ограничение продуктов и блюд, возбуждающих секрецию желудка, являющихся раздражителями слизистой оболочки, долго задерживающихся в желудке и трудно перевариваемых.

Пищу готовят в основном протертой, сваренной в воде или на пару. Отдельные блюда запекают без корочки.

Рекомендуется:

— белый хлеб из муки высшего сорта вчерашней выпечки или подсушенный;

— супы вегетарианские протертые, крупяные, молочные с вермишелью;

— мясные блюда приготовленные в отварном виде или на пару: говядина, телятина, молодая нежирная баранина, курица, индейка;

— рыбные блюда сваренные или приготовленные на пару из нежирных сортов рыбы, преимущественно речной (щука, судак, окунь);

— сливочное и рафинированное подсолнечное масло, добавляемые в блюда;

— молоко, сливки, свежая некислая сметана, некислый творог;

— сваренные на воде или молоке каши (овсяная, гречневая, манная, рисовая), макароны и вермишель в отварном виде;

— сваренные на воде или пару: картофель, морковь, свекла, цветная капуста, кабачки белые;

— кисели, желе, протертые компоты из сладких сортов ягод и фруктов, сахар, мед, зефир, пастила;

— некрепкий чай с молоком или сливками, слабый какао и кофе с молоком, сладкие соки из фруктов и ягод, отвар шиповника.

Исключается:

— черный хлеб, свежий хлеб, изделия из слоеного и сдобного теста;

— супы мясные, рыбные, грибные и крепкие овощные бульоны, щи, окрошка, борщ;

— мясные блюда из жирных сортов мяса (свинина) и птицы (утка, гусь), копчености, мясные консервы, жаренные блюда;

— рыбные блюда из жирных сортов рыбы, соленая, копченая, жареная рыба;

— тугоплавкие жиры (свиное сало, говяжий и бараний жир), комбинированные жиры (маргарин), нерафинированное подсолнечное масло;

— молочные продукты с высокой кислотностью;

— каши из пшена, из перловой, кукурузной и ячневой круп, бобы;

— соленые и маринованные овощи, грибы, томаты, цитрусовые, белокочанная капуста, редька, щавель, лук, чеснок, огурцы, перец и другие специи, мята перечная;

— шоколад, жирные торты и пирожные, мороженное;

— алкоголь, любые газированные напитки, крепкий чай, кофе.

Московский областной центр медицинской профилактики (Филиал по медицинской профилактике ГАУЗМО КЦВМиР) рекомендует в муниципальных образованиях Московской области организовать следующие информационно-просветительские мероприятия посвященные Всемирному Дню здорового пищеварения:

  • широко проинформировать население о проведении Всемирного Дня здорового пищеварения;
  • организовать выступления врачей на радио и телевидении с акцентом на профилактику наиболее распространенных заболеваний желудочно-кишечного тракта, в том числе ГЭРБ и его осложнений, здоровое питание и образ жизни;
  • осветить тематику Всемирного Дня здорового пищеварения в местных СМИ (на радио, телевидении, в прессе) и на Интернет-сайтах;
  • провести тематические семинары и конференции для врачей и средних медицинских работников;
  • организовать выставки, оформить в ЛПУ стенды с наглядной агитацией по вопросам профилактики заболеваний желудочно-кишечного тракта и формированию установок на здоровый образ жизни;
  • организовать тематические лекции для населения с целю повышения осведомленности о таком симптоме как «изжога», факторах риска развития заболеваний желудочно-кишечного тракта;
  • осуществить выпуск тематических санитарных бюллетеней в ЛПУ;
  • распространять памятки, буклеты, листовки соответствующей тематики.

Здоровый кишечник — крепкий иммунитет!

Научно доказано, что около 70% иммуномодулирующих клеток человека находятся в желудочно-кишечном тракте. А это значит, что наше здоровье в сезон простуд во многом зависит от благополучия ЖКТ.

Современный люди постоянно испытывают негативные воздействия — плохая экология, вода, недостаток сна и неправильное питание. Все это — катастрофа для иммунитета и микрофлоры кишечника, которая постоянно нуждается в защите и восстановлении.

«Одним из эффективных методов поддержания здоровья ЖКТ является регулярное употребление пробиотиков, — напоминает д.м.н., профессор Ирина Чукаева, — Особенно кстати это в холодное время года, когда нашему иммунитету приходится выдерживать массированные атаки вирусных инфекций!».

Пробиотики — живые микроорганизмы, которые при попадании в желудочно-кишечный тракт человека в достаточном количестве, сохраняют свою активность, жизнеспособность и оказывают положительное влияние на здоровье человека. Их польза для иммунитета подтверждена научными исследованиями.

К примеру, австралийские ученые подсчитали, что количество дней нетрудоспособности людей с ослабленным иммунитетом, сокращается наполовину, если принимать пробиотики дважды в день. При этом ключевую роль играет регулярность их употребления. Устойчивый эффект возникает на 3-4 неделе.

Но не все пробиотические продукты имеют научно-доказанный иммуномодулирующий эффект. Поэтому для надежной защиты от простудных заболеваний в холодное время года не стоит полагаться исключительно на йогурты и кефирчики, купленные в супермаркете. Желательно принимать специально разработанные биологически активные добавки.

К их выбору следует отнестись серьезно, посоветоваться с лечащим врачом и отдать предпочтение БАДу с наибольшим количеством штаммов: «Нужно помнить о том, что действенность пробиотиков напрямую зависит от количества штаммов, входящих в их состав: чем больше штаммов бактерий в препарате, тем выше его эффективность» — объясняет профессор кафедры клинической микологии, аллергологии и иммунологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова Михаил Шевяков .

Стоит отметить, что пробиотики могут сослужить вам добрую службу даже если вы уже заболели и доктор выписал вам антибиотики. Ученые Колледжа Общественного Здравоохранения Джона Хопкинса ( США ) установили, что прием пробиотиков на 52% сокращает количество случаев диареи, связанных с применением антибиотиков, а также позволяет редуцировать симптомы синдрома раздраженного кишечника и уменьшить желудочные боли.

Кстати, недавно был развенчан миф о том, что постоянное употребление пробиотиков может подавить выработку необходимых веществ самим организмом. Врач — гастроэнтеролог, д.м.н. Юрий Успенский поясняет: «Пробиотические препараты не являются лекарством и у подавляющего большинства из них побочных эффектов не имеется. «Перекормить» организм пробиотиками практически невозможно!»

Статистика заболеваний желудочно-кишечного тракта: причины, симптомы, профилактика

Дата публикации: 01.12.2015 2015-12-01

Статья просмотрена: 10301 раз

Библиографическое описание:

Ронжин И. В., Пономарева Е. А. Статистика заболеваний желудочно-кишечного тракта: причины, симптомы, профилактика // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 375-379. — URL https://moluch.ru/archive/103/23940/ (дата обращения: 12.11.2018).

In this article the analysis of the statistics of digestive diseases in the Orenburg hospital.

Key words: gastro-intestinal tract, causes, symptoms, prevention, recommendations.

Целью нашего исследования является статистический анализ заболеваний желудочно-кишечного тракта в ГАУЗ Оренбургская РБ Актуальность темы настоящей работы обусловлена важностью заболеваний органов пищеварения, которые в настоящее время отличаются резким увеличением их частоты, тяжёлыми, смертельными осложнениями.

Причины заболеваний органов пищеварения специфические, но среди них можно выделить те, которые характерны для большинства заболеваний пищеварительной системы. Все эти причины можно разделить на внешние и внутренние [1,2,4,5,6].

Рис. 1. Причины заболеваний ЖКТ

Опираясь на работыВахтангишвили Р. Ш., В. Т. Ивашкина, Т. Л. Лапиной, И. И. Дегтерева, а также учитывая итоги исследований Я. С. Циммерман, нами выявлены основные симптомы заболеваний. Считаем возможным отнести сюда такие симптомы как, потеря аппетита, белый налёт на языке, отрыжка, изжога, боли в эпигастральной области, тошнота, рвота, запоры, поносы, потеря массы тела [2,3,5,8].

Изучив статистику заболеваний ЖКТ на базе ГАУЗ Оренбургская РБ, нами представлена статистическая обработка исходных данных, что дает возможность анализировать динамику данного заболевания на территории Оренбургского района.

Статистика заболеваний ЖКТ представлена в разрезе 2012г, 2013г, 2014 г.

Статистика заболеваний ЖКТ за 2012 г.

Наименование заболевания

2012

кол-во

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки

Гастрит и дуоденит

Другие болезни кишечника

Болезни желчного пузыря, желчевыводящих путей

болезни поджелудочной железы

Рис. 2. Статистика заболеваний ЖКТ за 2012 г.

Статистика заболеваний ЖКТ за 2013 г.

Наименование заболевания

2013

кол-во

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки

Гастрит и дуоденит

Неинфекционный энтерит и колит

Другие болезни кишечника

Болезни желчного пузыря, желчевыводящих путей

Болезни поджелудочной железы

Рис. 3. Статистика заболеваний ЖКТ за 2013 г.

Статистика заболеваний ЖКТ за 2014 г.

Наименование заболевания

2014

кол-во

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки

Гастрит и дуоденит

Неинфекционный энтерит и колит

Другие болезни кишечника

Абсцесс области заднего прохода и прямой кишки

Болезни желчного пузыря, желчевыводящих путей

Болезни поджелудочной железы

Рис. 4. Статистика заболеваний ЖКТ за 2014 г.

Учитывая все вышеизложенное, мы предполагаем, что основной и самой главной профилактикой заболеваний органов пищеварения, является ведение здорового образа жизни. Сюда относятся отказ от вредных привычек (курение, алкоголь и прочие), регулярные занятия физической культурой, исключение гиподинамии (вести подвижный образ жизни), соблюдение режимов труда и отдыха, полноценный сон и другое. Очень важно полноценное, сбалансированное, регулярное питание, которое обеспечивает поступление в организм нужных веществ (белки, жиры, углеводы, минералы, микроэлементы, витамины), наблюдение за индексом массы тела [2,6,8].

Беря во внимание результаты научных работ [1,2,3,4,5,6,7,8], считаем целесообразным выделить рекомендации по предотвращению заболеваний ЖКТ, которые заключаются в ежегодных медицинских осмотрах, даже если ничего не беспокоит. После 40 лет рекомендовано ежегодно проводить ультразвуковое исследование органов брюшной полости и эзофагогастродуоденоскопию. И ни в коем случае нельзя запускать заболевание, при появлении симптомов обращаться к врачу, а не заниматься самолечением или только народной медициной [7,8].

Таким образом, изучив статистику заболеваний в г. Оренбурге по проблеме заболеваний ЖКТ, мы предполагаем, что соблюдение вышеизложенных рекомендаций поможет избежать, а также вовремя продиагностировать и выявить патологические изменения органов пищеварения и как следствие своевременно начать лечение заболеваний не только пищеварительной системы, но и всего организма в целом.

  1. Ардатская М. Метаболические эффекты пищевых волокон/ Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колопроктологии // М. Ардатская.– 2001-N4 — т.XI. — Приложение N14 — с. 91–102.

2. Вахтангишвили Р. Ш. Гастроэнтерология: заболевания желудка / Р. Ш. Вахтангишвили,В. В. Кржечковская. — Ростов н/Д: Феникс, 2007. — 669с.

  1. Гастроэнтерология: национальное руководство / под ред. В. Т. Ивашкина, Т. Л. Лапиной. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. — 704с.
  2. Гастроэнтерология: руководство для врачей / под.ред. Е. И. Ткаченко. — СПб.: ООО «Издательство «СпецЛит»», 2013 г. — 637 с.
  3. Дегтярева И. И. Клиническая гастроэнтерология: руководство для врачей / И. И. Дягтерева. — М.: Медицинское информационное агентство, 2004. — 616 с.
  4. Кешав С. Наглядная гастроэнтерология: учеб.пособие / пер. с англ. С. В. Демичева; под. ред. В. Т. Ивашкина. — М.:ГЭОТАР-Медиа, 2008. –136 с.
  5. Руководство по ультразвуковой диагностике заболеваний пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки / Г. К. Жерлов [и др.]. — Новосибирск: Наука, 2005. — 208 с.
  6. Циммерман Я. С. Клиническая гастроэнтерология: избранные разделы / Я. С. Циммерман. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009 г. — 416 с.

Жкт 2015 году

П.В. Шумилов1, М.И. Дубровская1, О.В. Юдина1, Ю.Г. Мухина1, М.Г. Ипатова1, А.Н. Пампура2

1ГОУ ВПО Российский государственный медицинский университет Росздрава,
2ФГУ Московский НИИ педиатрии и детской хирургии Росмедтехнологий

Пищевая аллергия к белкам пищи характеризуется патологической иммунологической реактивностью у обычно генетически предрасположенных лиц. Этот ответ вызывает целый ряд клинических симптомов, которые могут проявляться поражением различных органов и систем: кожи, дыхательной системы, желудочно-кишечного тракта. Пищевая аллергия чаще отмечается в раннем детстве, преимущественно в первые 2 года жизни. У детей раннего возраста её частота составляет 6-8 %, с возрастом заболеваемость снижается, и в общей популяции пищевая аллергия отмечается у 2,5 % населения. По данным зарубежных авторов [1], у детей раннего возраста пищевую аллергию чаще вызывает молоко (2,5 %), яйцо (1,3 %), арахис (0,8 %), лесной орех (0,2 %), рыба (0,1 %) и морепродукты (0,1 %). Это перекликается с данными отечественных исследователей [2], показывающих, что у детей первого года жизни, страдающих пищевой аллергией, наиболее часто выявляется гиперчувствительность к белкам коровьего молока (85 %), куриного яйца (62 %), глютену (53 %), белкам банана (51 %), риса (50 %). Реже встречается сенсибилизация к белкам гречи (27 %), картофеля (26 %), сои (26 %), ещё реже к белкам кукурузы (12 %), различных видов мяса (0-3 %).
Динамика прогрессирования пищевой аллергии зависит от своевременности диагностики, верификации и элиминации причиннозначимых пищевых аллергенов. В большинстве случаев пищевая аллергия с возрастом разрешается. В первую очередь это касается основных пищевых аллергенов (яйцо, молоко, пшеница, соя), аллергия к которым почти полностью угасает к пятилетнему возрасту [3]. Проспективные исследования показали, что 85 % детей первых двух лет жизни с аллергией к белкам коровьего молока приобретают к ним толерантность к 3-летнему возрасту, а у 80 % детей с аллергией к яйцу толерантность формируется к 5 годам [4].
Пищевая аллергия характеризуется патологической иммунной реактивностью у генетически предрасположенных лиц. В последние годы стало очевидно, что ЖКТ выполняет не только пищеварительную функцию, но и является главным иммунным органом, который на протяжении всей жизни человека взаимодействует приблизительно с тонной белков, каждый из которых обладает разнообразными биологическими функциями. Иммунная система ЖКТ выполняет двойную селективную функцию: осуществляет отбор основных питательных веществ необходимых для роста и развития организма и предотвращает развитие патологических иммунных реакций к белкам пищи, которые и проявляются пищевой аллергией. В большинстве случаев иммунная реакция к белкам пищи не развивается благодаря уникальной способности иммунной системы ЖКТ формировать пищевую толерантность.
Более 98 % съеденных белков при условии сохранности слизистого барьера ЖКТ и адекватности полостного пищеварения подвергаются деградации и последующему всасыванию. Лишь незначительная часть (не менее 2 %) всасывается в неизмененном виде или как крупные пептиды. После приёма пищи чужеродные неизменённые белки или пептиды проникают через слизистый барьер и взаимодействуют с Т- и В-лимфоцитами непосредственно, либо через посредников – антигенпрезентирующие клетки (АПК), которые в ЖКТ представлены макрофагами, дендритными клетками или специализированными микроворсинчатыми эпителиальными клетками (М-клетками).
Клеточный состав этого взаимодействия и определяет дальнейший сценарий развития иммунной реакции – развернутый иммунный ответ или иммунологическая толерантность. Оба пути вовлекают целый набор иммунных механизмов, при котором распознавание антигена Т-клеткой требует комплексного взаимодействия трёх молекул: Т-клеточного рецептора (TCR), пептида-антигена и молекулы главного комплекса гистосовместимости (MHC) I и II класса. Процесс распознавания антигена Т-клетками возможен только, если белок презентируется в комплексе с молекулами МНС на мембране клетки.
Большинство белков пищи, всасывающихся в тощей кишке, презентируются Т- и В-лимфоцитам в комплексе с молекулами МНС II класса без участия дендритных клеток. Таким образом, не развивается полный иммунный ответ на белок пищи, а формируется иммунологическая толерантность, вызванная супрессорными CD8-лимфоцитами. Однако, если белок в малоизмененном виде достигает терминальных отделов подвздошной кишки и подвергается процессингу М-клетками и презентируется дендритными клетками в комплексе с молекулой II класса МНС, что приводит к развитию полного иммунного ответа с активацией всей иммунной системы, проявляющейся развитием клинической картины пищевой аллергии. При этом Т- и В-лимфоциты активируются в Пейеровых бляшках и попадают через лимфоидные фолликулы и лимфатическую систему в общий кровоток. Активированные Т- и В-лимфоциты далее мигрируют в органы-мишени, к которым относят желудочно-кишечный тракт, кожу, дыхательную систему, центральную нервную систему.
При развитии Т-клеточной активности происходит целая цепь иммунных событий, включающих 2 субпопуляции T-клеток: Th1-клетки, регулирующие преимущественно клеточно-опосредованный иммунный ответ и Th2-клетки, регулирующие преимущественно продукцию антител. Наивные Th0-клетки могут идти по любому из двух возможных путей дифференцировки в зависимости от воздействия ряда факторов: генетической предрасположенности, возраста больного, вовлеченных органов-мишеней, природы антигена, воздействия цитокинов, а также продукции трансформирующего фактора роста бета (TGF-β) Th3-клетками (рис. 1). Наивные Th0-клетки в присутствии TGF-β, INF-γ и IL-2 дифференцируются по Th1-пути, тогда как Th2-путь возможен в присутствии IL-4 и IL-5. У лиц с атопической предрасположенностью отмечается дефицит Th1-ответа и преобладание Th2-пути, что способствуют гиперпродукции иммуноглобулина (Ig) E.
Соотношение Th1/Th2, определяющее преимущественный путь иммунного ответа (клеточный или гуморальный), имеет возрастные особенности. Во внутриутробном периоде и на 1-м году жизни отмечается Th2-сдвиг Th1/Th2-парадигмы, обуславливающий относительную склонность к гуморальному иммунному ответу в этот период. С возрастом усиливается Th1-путь, в связи с более интенсивным воздействием на организм ребёнка старше года различных бактериальных возбудителей, и баланс Th1/Th2 приближается к таковому у взрослых.
Учитывая феномен Th2-сдвига в Th1/Th2-парадигме у детей первого года жизни необходимо избегать раннего введения в рацион ребенка чужеродных белков, и поэтому предпочтительным видом вскармливания является естественное (материнское грудное молоко). У детей, находящихся на грудном вскармливании, IgA материнского молока не только обеспечивает антимикробную защиту кишечной стенки, но и предотвращает развитие иммунного (потенциально аллергического) ответа на белок и обеспечивает становление нормальной микрофлоры кишечника в первые месяцы жизни, что способствует нормализации баланса Th1/Th2. Однако, если новорожденные дети, которые имеют естественный Th2-сдвиг, рано начинают получать белки коровьего молока (БКМ), то резко возрастает вероятность развития иммунологической сенсибилизации и Th2-опосредованных реакций в виде IgE-опосредованной аллергии к белкам коровьего молока. Эти ранние иммунологические изменения могут иметь серьёзные последствия на протяжении всей жизни.
В зависимости от особенностей иммунной реактивности больного человека, природы аллергена аллергическая реакция может развиваться с преимущественным вовлечением различных механизмов, или Th2 IgE-опосредованного, или Th1-опосредованного, не-IgE-опосредованного. Клиническая картина пищевой аллергии является проявлением иммунно-воспалительного процесса, вызванного взаимодействием пищевых антигенов со структурами лимфоидных тканей, ассоциированных со слизистыми оболочками того или иного органа-мишени. Они обусловлены относительным дисбалансом Th1/Th2-парадигмы, который и регулирует выраженность пищевой аллергии. В таблице 1 представлены основные проявления IgE-, не-IgE- и смешанных (IgE/не-IgE) механизмов пищевой аллергии в зависимости от органа-мишени.
Гастроэнтерологические проявления пищевой аллергии достаточно разнообразны и зависят от вида и дозы аллергена, возраста пациента, от уровня и глубины поражения ЖКТ. Морфологической основой клинической картины в большинстве случаев являются иммунное воспаление с преимущественно эозинофильной инфильтрацией тканей при отсутствии других причин для тканевой эозинофилии, таких как паразитарные заболевания, новообразования, коллагенозы, системные васкулиты, воспалительные заболевания кишечника (язвенный колит, болезнь Крона). К эозинофильным поражениям ЖКТ относятся эозинофильный эзофагит, эозинофильный гастроэнтерит, эозинофильный энтерит, эозинофильный колит, эозинофильный проктит и ряд других состояний. Эозинофилы в норме присутствуют в ЖКТ, селезёнке, лимфатических узлах, тимусе, и играют важную роль по защите организма от паразитарных инвазий. В пищеварительной системе эозинофилы обычно находят в собственной пластинке слизистой оболочки практически всех отделов ЖКТ (желудка, тонкой и толстой кишки), за исключением пищевода. В зависимости от отдела ЖКТ нормальное содержание эозинофилов варьирует в больших пределах (рис. 2), при превышении этого уровня следует заподозрить эозинофильное поражение данного органа.
Каждая из клинических форм поражения ЖКТ при пищевой аллергии имеет свои особенности по преимущественному механизму развития, возрасту манифестации, характеру течения и тактике ведения. Как уже было сказано, клиническая симптоматика зависит не только от локализации поражения, но и глубины эозинофильной инфильтрации. При эозинофильных поражениях ЖКТ у детей выделяют слизистую, мышечную и серозную формы. Это деление на формы условно, так как в повседневной практике мы чаще имеем дело со смешанными формами, с различной степенью выраженности отдельных компонентов.
Слизистая форма является наиболее распространенной и обычно проявляется болями в животе, тошнотой, рвотой и диареей. Симптоматика при этой форме эозинофильной патологии во многом зависит от уровня поражения ЖКТ. Дисфагия и боли за грудиной являются наиболее характерными жалобами при эозинофильном эзофагите; болями в эпигастрии и рвотой обычно проявляется эозинофильная гастропатия. Эозинофильное поражение тонкой кишки характеризуется диареей, иногда с клинической картиной выраженного синдрома мальабсорбции, а в наиболее тяжёлых формах могут отмечаться существенные потери белка кишечником с развитием гипоальбуминемии и отечного синдрома. Поражение толстой кишки характеризуется наличием дизентериеподобного синдрома с большим количеством слизи и примесью крови в стуле.
Эозинофильное воспаление при мышечной форме эозинофильной гастроэнтеропатии может иметь локальный или генерализованный характер. Наиболее часто патологический процесс локализуется в антральном отделе желудка, вызывая выраженное утолщение желудочной стенки, проявляющегося клинической картиной обструктивного синдрома. У детей раннего возраста эта форма часто напоминает симптоматику гипертрофического пилоростеноза. При поражении кишечника отмечается диффузное или сегментарное утолщение стенки кишки, что требует дифференциальной диагностики со стенотической формой болезни Крона. Эозинофильная инфильтрация аппендикса клинически напоминает течение обострения хронического или острого аппендицита.
Серозная форма эозинофильной гастроэнтеропатии является достаточно тяжёлой, но встречается крайне редко. Клинически она проявляется эозинофильным асцитом с признаками разлитого перитонита и выраженным метеоризмом.
Не всегда поражения ЖКТ при пищевой аллергии проявляются выраженной клинической картиной. В ряде случаев употребление определённых пищевых аллергенов, независимо от времени возникновения аллергического процесса, может вызывать скудную, стёртую клиническую картину. Кроме того, своевременную диагностику затрудняет рецидивирующий характер течения, при котором обострения могут сменяться достаточно продолжительными светлыми промежутками.
БКМ-индуцированный гастро-эзофагеальный рефлюкс (ГЭР). Эозинофильный эзофагит. В детском возрасте часто ГЭР этиологически связан или вторичен по отношению к аллергии к БКМ. У детей первого года жизни более 30 % ГЭР связаны с пищевой аллергией. БКМ-индуцированный ГЭР по своей клинической картине практически не отличается от «классического» ГЭР. Типичными симптомами являются повторяющиеся рвоты, проявления со стороны дыхательной системы в виде бронхобструктивного синдрома и повторных пневмоний, в осложнённых случаях отмечается выраженная задержка физического развития.
В последние десятилетия большинство крупных исследовательских центров Северной Америки, Европы и Азии отмечают существенный рост заболеваемости эозинофильного эзофагита, как среди детского, так и взрослого населения. Эозинофильный эзофагит может диагностироваться в любом возрасте. По данным исследования R. Noel и соавт. [7], проведенного в 2003 г. среди детского населения штата Огайо, частота эозинофильного эзофагита составила 1 случай на 10 тыс. в год, а его распространённость в этой популяции приближается к 4 на 10 тыс. человек. Подобное исследование среди взрослого населения Швейцарии показало частоту эозинофильного эзофагита около 0,15 случаев на 10 тыс. в год при распространённости этой патологии до 2,9 на 10 тыс. населения [8]. Эти исследования указывают, что частота эозинофильного эзофагита сопоставима с другими иммуннопатологическими состояниями, такими как воспалительные заболевания кишечника. В клинической картине у детей старшего возраста и взрослых пациентов преобладают жалобы на «комок в горле», поперхивание и другие признаки дисфагии, изжогу, боли в груди, в то время как у детей раннего возраста преобладают другие симптомы: срыгивание, тошнота, рвота, анорексия, боли в животе, раздражительность и беспокойство. Клиническая и эндоскопическая картины эозинофильного эзофагита неспецифичны и практически не отличаются от «классического» эзофагита. При диагностике эозинофильного поражения пищевода мало помогают исследование общего IgE, уровень которого часто в пределах нормы или слегка повышен; эозинофилия в периферической крови не обязательна, а результаты кожных проб часто отрицательны. На мысль об эозинофильной патологии наводит отсутствие положительной динамики на фоне традиционной медикаментозной терапии, а порой и безрезультативность хирургической коррекции. Эти пациенты часто имеют осложненный аллергологический анамнез и отягощенную наследственность по атопии.
Верифицировать диагноз можно только при эндоскопическом исследований с последующим морфологическим подтверждением. В отличие от «классического» рефлюкс-эзофагита эозинофильный эзофагит не всегда связан с ГЭР. Для него характерно поражение пищевода на всём протяжении, а не только дистального отдела.
При гистологическом исследовании биоптатов слизистой пищевода выявляются эозинофильная инфильтрация с участками Т-клеточной активации в слизистом и подслизистом слоях, гипертрофия папилярной и базальной зоны. Морфологические изменения ограничиваются только пищеводом и не выявляются в желудке и двенадцатиперстной кишке. Эозинофильная инфильтрация иногда может отмечаться и при гастро-эзофагеальной рефлюксной болезни, но её уровень не превышает 5 эозинофилов в поле зрения, в то время как при эозинофильном эзофагите она достигает 15-25 в поле зрения. Правомочность диагноза эозинофильного поражения пищевода может быть подтверждена хорошим лечебным эффектом элиминационной (с удалением из рациона причинных и облигатных аллергенов) или элементной диет (диеты на основе смеси синтетических аминокислот), а также эффективностью системных или топических стероидных препаратов.
Эозинофильный гастроэнтерит – хроническое заболевание, характеризующееся эозинофильной инфильтрацией стенки желудка, кишечника. При эозинофильном гастродуодените чаще поражается антральный отдел желудка. Антральный гастрит диагностируется при эндоскопическом исследовании с последующим морфологическим исследованием биоптата слизистой, при котором выявляется более 20 эозинофилов в поле зрения. Эозинофильный гастродуоденит часто может сочетаться с инфицированностью Helicobacter pylori, и один диагноз совершенно не исключает другого. В более чем 50 % случаев эозинофильный гастроэнтерит сочетается с периферической гиперэозинофилией (т. е. более 1000 эозинофилов). Клиническая картина представлена болевым синдромом, диареей, рвотой, раздражительностью, нарушением сна, признаками ГЭР, нарушением аппетита и задержкой физического развития. Традиционная эрадикационная и антисекреторная терапия часто бывает неэффективной, а элементная диета позволяет достигнуть и поддерживать состояние ремиссии. При рефрактерных формах показано применение иммуносупрессивной терапии.
БКМ-индуцированная энтеропатия, аллергическая энтеропатия, аллергический энтероколит являются болезнями детей первого года жизни. Эти не-IgE-опосредованные нарушения главным образом обусловлены Т-клеточными иммунными механизмами, хотя В-клетки также вовлечены в патологический процесс, что доказывает инфильтрация плазматическими клетками, особенно собственной пластинки кишечных ворсин.
БКМ-индуцированная энтеропатия манифестирует чаще в возрасте старше 4 месяцев с клиникой типичного синдрома мальабсорбции. Для этого заболевания характерны хроническая профузная диарея, рвота, существенный дефицит массы тела, мышечная дистрофия, большой живот, вторичная задержка физического и нервно-психического развития. Из-за частого сочетания с гипопротеинемией, могут отмечаться отеки. Учитывая возраст начала заболевания и схожесть клинической картины часто необходима дифференциальная диагностика с целиакией, но, как правило, все серологические маркеры целиакии (аутоантитела к тканевой трансглутаминазе, антиретикулиновые и антиэндомизиальные антитела) отрицательные. Морфологическая картина также схожа с целиакией, отмечается атрофический энтерит с атрофией ворсин, гиперплазией крипт, но в слизистом и подслизистом слоях повышенное число эозинофилов.
БКМ-индуцированный аллергический энтероколит чаще отмечается у детей в возрасте от 1 недели до 3 месяцев. В клинической картине преобладают упорные срыгивания, рвота, выраженный жидкий стул с большим количеством слизи, с приместью крови, хотя классический синдром мальабсорбции развивается крайне редко. При отсутствии адекватной терапии и коррекции отмечается задержка физического развития. Как и при БКМ-индуцированной энтеропатии, при БКМ-индуцированном энтероколите исследование общего и специфических IgE не информативно, кожные пробы также часто отрицательные. Морфологическая картина характеризуется активным иммунным эозинофильным воспалением слизистой оболочки и подслизистого слоя тонкой кишки. Дифференциальную диагностику в этом случае проводят с аномалиями развития кишечника и кишечной инфекцией.
Аллергический колит, колит при естественном вскармливании, проктоколит являются патологией детей первых месяцев жизни и проявляются прожилками крови в стуле у детей без других явных признаков заболевания. Большинство из этих детей получают материнское грудное молоко, лишь в 40 % случаев эта клиническая картина отмечается у детей находящихся на искусственном вскармливании. Считается, что чужеродные белки, например БКМ, употребляемые матерью в последующем поступают в молоко и вызывают у ребенка не-IgE-опосредованный аллергический процесс. Клеточно-опосредованные иммунные реакции с преимущественным Th1-ответом и продукцией IL-2 и INF-γ и вызывают поражение сегментов толстой кишки. Изменение материнской диеты в виде ограничения употребления коровьего молока позволяет часто решить эту проблему и сохранить грудное вскармливание. В рефрактерных формах показано полное исключение коровьего белка, его замена аминокислотными смесями или немолочными источниками диетического белка.
Эозинофильный проктит также является болезнью детей первых месяцев жизни. В клинической картине отмечается беспокойство и раздражительность ребёнка, нарушение аппетита, а копрологический синдром представлен разжиженным стулом с примесью крови от небольших прожилок в слизи до тяжёлых кровотечений. Кровопотери иногда могут приводить к анемии лёгкой степени тяжести. При эндоскопическом исследовании обнаруживаются линейные эрозии, отёк слизистой оболочки дистальных отделов кишечника, а при гистологическом исследовании определяются признаки иммуновоспалительного процесса с преимущественной эозинофильной инфильтрацией. Однозначного мнения по поводу этиопатогенеза эозинофильного проктита нет, считается, что это – преимущественно клеточно-опосредованная патология. Заболевание манифестирует в первые недели жизни без видимой причины, большинство заболевших детей находится на естественном вскармливании [10]. В отличие от другой аллергической патологии элиминационная и элементные диеты часто бывают неэффективными, обострения могут отмечаться даже на фоне смесей с глубоким гидролизом белка и на основе синтетических аминокислот. Только применение стероидной и иммуносупрессивной терапии даёт относительный положительный эффект.
В отличие от выше описанной патологии БКМ-индуцированными запорами чаще страдают дети старше 2 лет. Обычно нарушенной дефекации сопутствуют другие аллергические проявления и отягощенный семейный анамнез по атопии. При достаточной длительности процесса БКМ-индуцированные запоры могут сочетаться с анальными трещинами, отёком и гиперемией прямой кишки. По патогенетическому механизму БКМ-индуцированные запоры относятся к функциональным, связаны с нарушением слизеобразования в толстой кишке, что приводит к замедленному пассажу каловых масс в дистальном направлении. Морфологической основой этой патологии является лимфоцитарная инфильтрация, лимфоидные узлы, интерстициальный отёк, эозинофильная инфильтрация собственной пластинки с интраэпителиальными «эозинофильными абсцессами». Данная патология рефрактерна к традиционной терапии, но на фоне элиминационной диеты отмечается положительная динамика (особенно по перианальным поражениям).
Диагностика. Ключевым в диагностике пищевой аллергии является изучение подробного анамнеза заболевания, особенно диетического и аллергологического анамнеза. Основные пункты в анамнезе, на которых стоит внимательно остановиться: подозрительный пищевой агент, подвергался ли продукт термической обработки или был сырым, промежуток между употреблением предположительного аллергена и проявлением реакции, количество продукта, вызывающие появление реакции, частота и повторяемость реакции, динамика клинических симптомов и локализация процесса. Также важным является уточнение семейного анамнеза, который часто бывает осложнен по атопическим заболеваниям.
Большое значение придается подробному аллергологическому обследованию с изучением всех возможных иммунологических механизмов (кожный тест, радиоаллергосорбционный тест, кожная аллергическая проба, определение специфических IgG, IgA, IgE, реакция бласттрансформации лимфоцитов, реакция торможения миграции лимфоцитов и т. д.). При поражении ЖКТ особое место занимают лабораторные методы, оценивающие повреждение слизистой оболочки кишечника путём: оценки кишечной проницаемости (тест с ксилозой, маннитолом, рамнозой); определения экскреции с калом биологически активных веществ, указывающих на активность процесса (эозинофильного катионного протеина, фактора некроза опухоли и иммуноглобулинов). Основным морфологическим критерием диагностики эозинофильных заболеваний ЖКТ является уровень тканевой эозинофилии. Морфологический диагноз правомочен, если в биоптате эозинофильные лейкоциты составляют не менее 25-50 % клеточного инфильтрата или 20-25 эозинофилов в поле зрения.
Лечение. Главным видом лечения больных с эозинофильными заболеваниями ЖКТ, как и пищевой аллергии, в целом, является лечебное питание, основными принципами которого являются: определение и элиминация причинно-значимых аллергенов с обязательной их адекватной заменой; индивидуальный подход к составлению элиминационного рациона. Так как у детей раннего возраста главным аллергеном является БКМ, то основным принципом диетотерапии является полное исключения коровьего молока и продуктов на его основе из рациона больного ребёнка или диеты матери, если ребёнок находится на естественном вскармливании. Если у ребёнка на грудном вскармливании отмечаются тяжёлые проявления аллергии или имеет место поливалентная сенсибилизация, то помимо молочных продуктов из рациона матери следует исключить и другие потенциально аллергенные продукты – яйцо, глютен, рыбу, морепродукты.
Отчасти положительная клиническая динамика на фоне элиминации аллергенов может быть обусловлена восстановлением барьерной функции слизистой оболочки кишки, что предотвращает чрезмерное поступление в организм других случайных антигенов.
На вопрос «Что является лучшим заменителем молочных смесей?» невозможно получить однозначный ответ. За прошедшее столетие были открыты и применялись разные источники белка, способные заменить БКМ, однако наиболее исследованными и широко используемыми являются изолят соевого белка, гидролизаты казеина, гидролизаты сывороточных белков и смеси синтетических аминокислот.
Идеальный заменитель молока должен отвечать следующим требованиям: иметь сбалансированный состав (обеспечивать потребности детского организма в питательных веществах); иметь приятный вкус (чтобы обеспечит комплаентность терапии со стороны ребёнка и родителей); аналлергенность (не вызывать развитие аллергических реакций).
В клинической практике наиболее широкое использование нашли соевые смеси и смеси на основе гидролизатов молочных белков. Оба типа заменителей грудного молока обеспечивают хорошие темпы физического и нервно-психического развития ребёнка.
Соевые смеси имеют достаточно приятный вкус, в широком ассортименте представлены на современном рынке заменителей грудного молока (табл. 2), и благодаря своей низкой стоимости они являются достаточно популярным видом заменителей молочных смесей, особенно в странах Северной Америки. Однако хорошо известно, что дети с аллергией к БКМ достаточно быстро развивают вторичную аллергию к соевым белкам (таким же аллергенным как и БКМ). Поэтому смеси на основе изолята соевого белка не могут широко рекомендоваться для питания детей с предположительной и доказанной аллергией к БКМ.
Смеси на основе гидролизатов молочных белков представлены в таблице 3. Их белковый компонент (казеин или сывороточные белки) подвергнут большей или меньшей степени гидролиза. Гидролиз осуществляется с целью снижения аллергенности БКМ. По степени гидролиза все смеси на основе гидролизатов белка делят на две группы: смеси с глубоким гидролизом белка и смеси с частичным гидролизом белка.
Смеси с глубоким гидролизом белка производятся на основе гидролизата белка, частицы которого на столько малы, что обеспечивают выполнение критерия 90 %-клинической толерантности у детей с доказанной IgE-опосредованной аллергией к БКМ (95 %-доверительный интервал) определенного Европейским обществом педиатров-аллергологов и клинических иммунологов (ESPACI) и Комитетом по питанию Американской педиатрической академии.
Вопрос об аналлергенности смесей на основе гидролиза белков беспокоит исследователей достаточно давно. Более 40 различных белков коровьего молока потенциально могут вызывать развитие аллергий, наиболее мощными аллергенами являются казеин и сывороточные белки – α-лактальбумин и β-лактоглобулин. Путём термической обработки и ферментативного гидролиза основные производители заменителей грудного молока стараются максимально снизить аллергенный потенциал белкового компонента смесей.
Многие исследования показывают лучшую эффективность при лечении пищевой аллергии смесей на основе глубокого гидролиза казеина, однако значительная разнородность проведенных исследований, небольшое число пациентов в исследованиях, отсутствие единого подхода в оценке эффективности диктует необходимость проведения крупномасштабных двойных слепых рандомизированных исследований для подтверждения эффективности тех или иных типов смесей на основе глубокого гидролиза молочного белка при лечении пищевой аллергии.
Смеси с частичным гидролизом белка содержат пептиды достаточно крупного размера, способные вызвать аллергическую реакцию у больных детей, поэтому они не могут быть рекомендованы в качестве лечебной смеси у больных с аллергией к БКМ. Их применение с профилактической целью в настоящее время активно исследуется, но до сих пор нет однозначного мнения об их эффективности. Не вызывает сомнение профилактическая роль при аллергии к БКМ смесей с высокой степенью гидролиза белка [10].
Стратегической целью профилактики аллергии к БКМ является предотвращение влияния факторов риска у генетически предрасположенных лиц. Профилактические мероприятия состоят из двух этапов: 1) выявление лиц с риском развития пищевой аллергии; 2) уменьшение воздействия пищевых аллергенов у детей с атопической предрасположенностью.
С целью исследования профилактической роли различных смесей на основе гидролизатов молочного белка в Германии в период 1995-1998 гг. проводилось проспективное двойное слепое рандомизированное исследование (GINI Study) [11], в котором приняло участие 2252 ребёнка с генетической предрасположенностью по развитию атопическх заболеваний. Согласно линиям рандомизации, все дети, участвующие в исследовании, с момента включения в исследование до возраста 12 месяцев получали 4 вида смесей: стандартную молочную смесь (Nutrilon Premium, Nutricia), смесь с частичным гидролизом сывороточного белка (Beba HA; NestlО), смесь с глубоким гидролизом сывороточного белка (Hipp HA, Hipp), смесь с глубоким гидролизом казеина (Nutramigen, Mead Johnson). В качестве критериев эффективности профилактического действия смесей оценивалась частота случаев клинических проявлений пищевой аллергии и отдельно атопического дерматита. Результаты GINI Study показали, что наилучшим эффектом по предотвращению развития пищевой аллергии и атопического дерматита у детей на первом году жизни обладают смеси на основе глубокого гидролиза казеина, и они значительно превосходят по этим показателям смеси с частичным и глубоким гидролизом сывороточного белка.
Несмотря на высокую степень гидролиза, у смесей с глубоким гидролизом белка сохраняется остаточная аллергенность, клинически проявляющаяся у 5-10 % детей с аллергией к БКМ, которые не переносят данный вид лечебных смесей. В этом случае показано применение элементных диет (диеты на основе смеси синтетических аминокислот).
Смеси на основе синтетических аминокислот применяются у пациентов с непереносимостью смесей на основе глубоких гидролизатов казеина или сывороточных белков. Эти пациенты часто имеют тяжёлые формы аллергических заболеваний (тяжёлую экзему или клеточно-опосредованное аллергическое поражение ЖКТ) или поливалентную аллергию, и как следствие, они нуждаются в выраженных диетических ограничениях. Эти смеси полностью аналлергенны, совершенно не содержат пептидов, их белковый компонент представлен смесью свободных аминокислот. Главным ограничением для их широкого применения является высокая стоимость и обычно крайне неприятные органолептические свойства, хотя в последнее время их вкус несколько улучшился.
При недостаточной эффективности лечебного питания в виде монотерапии и невозможности или безрезультатности применения элементных диет в комплексном лечении пищевой аллергии необходимо назначение медикаментозных препаратов. Препаратами первого выбора являются пероральные формы кромогликата натрия, которые достаточно эффективны как при IgE-, так и не-IgE-опосредованных формах пищевой аллергии, резистентных к диетическим мероприятиям [12]. Отечественными учёными накоплен достаточный опыт применения кромогликата натрия, и в частности его пероральной формы (Налкром) в лечении больных пищевой аллергией у детей [13], но, к сожалению, в настоящее время ни один препарат из этой группы не зарегистрирован в России. Следующей группой препаратов, эффективных при пищевой аллергии, являются Н1-антагонисты, обладающие способностью стабилизировать мембраны тучных клеток, – Кетотифен. При длительности курса от 3 недель до 4-6 месяцев часто отмечается существенная положительная динамика на фоне приёма кетотифена в возрастной дозировке как при кожных формах аллергии, так и при ряде эозинофильных поражений ЖКТ (эозинофильный гастроэнтерит, эозинофильный колит, некоторые формы эозинофильного проктита) [12]. При лечении эозинофильного эзофагита как кромогликат натрия, так и кетотифен недостаточно эффективны. При неэффективности диетотерапии отмечена существенная положительная динамика эозинофильного эзофагита на фоне прёма топического кортикостероида – флутикозона пропионата, который обычно используется при лечении бронхиальной астмы. На фоне его приёма в возрастной дозе (по 44 мкг у детей в возрасте 2-4 лет, по 110 мкг – 5-10 лет и по 220 мкг – в возрасте старше 11 лет 2 раза в сутки) в течение 8 недель отмечается достижение как клинической (к концу первой недели приёма), так и морфологической ремиссии (существенно уменьшается степень эозинофильной инфильтрации) [14]. Топические кортикостероиды с успехом применяются и при других эозинофильных поражениях ЖКТ у детей с первых месяцев жизни. В частности, отмечена положительная динамика на фоне приёма будесонида при некоторых формах аллергического энтероколита и проктоколита [15].
В ряде случаев, при тяжёлых и рефрактерных формах пищевой аллергии возникает необходимость назначения системных кортикостероидов и даже иммуносупресантов (азатиоприн) по жизненным показаниям.
В настоящее время активно изучается применение антицитокиновых и антилейкотриеновых препаратов при некоторых формах эозинофильного поражения ЖКТ. В частности в западных странах активно изучается эффективность ингибитора экспрессии рецептора лейкотриена (cys-LT1), препарата монтелукаст (Montelukast). Он блокирует действие лейкотриена D4, который является специфическим эозинофильным хемоаттрактантом. В настоящее время показана эффективность монтелукаста как при эозинофильном эзофагите [16], так и при эозинофильном энтероколите [17, 18]. Другим активно изучаемым агентом является анти-интерлекин-5, препарат меполизумаб (Mepolizumab) [19]. При проведении открытого клинического испытания анти-интерлекин-5 у пациентов с эозинофильным эзофагитом показана существенная положительная динамика. На фоне приёма препарата меполизумаб отмечается уменьшение периферической и тканевой эозинофилии, исчезают клиническая симптоматика и морфологические изменения в пищеводе. Подобные исследования проводятся и при эозинофильном гастроэнтерите.
Последние несколько лет знаменуются активным изучением эозинофильных заболеваний пищеварительной системы у взрослых и детей. Стало ясно, что это достаточно частая патология, имеющая свои особенности в диагностике и тактике ведения пациентов. В настоящее время активно пополняются данные о патогенезе этих заболеваний, о тонких молекулярных механизмах, позволяющих разрабатывать новые методы терапии с применением современных генноинженерных технологий. Это требует от врачей различных специальностей постоянного активного самообразования с помощью современных печатных и электронных источников информации, а на постдипломном этапе медицинского образования – внедрения новых технологий обучения врачей.

Смотрите еще:

  • Боль внизу живота обильные белые выделения Тянущие боли внизу живота. Приветик!,мы с мужем пытаемя забеременеть.В предпологаемый день овуляции был секс,на следующий день,и вот уже, как неделю постоянные тянующие боли внизу […]
  • Букет из кишок онлайн журнал ужасов и мистики Новости и анонсы Авторские колонки Мероприятия Маркус Кох: «Вам не нужно посещать киношколу, чтобы стать частью киноиндустрии» Маркус Кох – мастер по […]
  • Центр лечение трофических язв Автореферат и диссертация по медицине (14.01.17) на тему: Лимфотропно-сорбционные технологии в лечении трофических язв различного генеза Автореферат диссертации по медицине на тему […]
  • Гастрит пониженная или повышенная кислотность ПОМОГИТЕ. Гастрит замучил. Девочки, милые. Кто-нибудь вылечил гастродуоденит с повышенной кислотностью? Я уже не могу. Уже пол года мучаюсь и ничего не помогает! Пью постоянно контролок! […]
  • Мкб зно сигмовидной кишки Класс II. Новообразования (C00-D48) Материал опубликован 18 марта 2015 в 10:38. Обновлён 18 марта 2015 в 12:11. Приказ Минздрава России от 7 ноября 2012 г. № 605н "Об утверждении […]
  • Беременность шестая неделя болит живот девочки беременность 6-7 недель! заходите! Девочки, у кого 6-7 неделя беременности. Делали вы уже узи? И поделитесь кто как себя чувствует? Какие у вас ощущения? И чем вы […]