Червеобразный отросток слепой кишки рудимент или атавизм

Червеобразный отросток слепой кишки рудимент или атавизм

Принято считать, что человек — венец творения. Однако этому противоречит наличие в наших организмах рудиментов и атавизмов — наследия эволюционного процесса. Для чего они нужны и какую могут нести угрозу?

Атавизм и рудимент. Чего бояться?

Говоря об опасности для жизни человека, конечно, уместнее всё же употреблять термин атавизм. В отличие от рудимента, это аномалии развития человека, часть из которых (но не все) при определённых условиях могут стать нозологической формой, то есть болезнью.

Сюда можно отнести сплошной волосяной покров тела, добавочные пары молочных желез, незаращение предсердной перегородки сердца, жаберные мешки, щели (на фоне неполноценно развитого слухового аппарата).

Рудиментом же можно назвать хвостовые позвонки (копчик), ушные мышцы, морганиевы желудочки гортани, зубы мудрости, пирамидальная мышца, червеобразный отросток слепой кишки (аппендикс), эпикантус (третье веко).

Ошибки эволюции. В чём причина?

Несмотря на достаточно явные отличия этих двух групп признаков, у них общая генетическая сущность, общая эволюционная база: органы (признаки), ставшие бесполезными для организма, не утрачиваются в одночасье, а могут сохраняться миллионы лет.Они медленно разрушаются под грузом накапливающихся мутаций.

Даже если внешнее проявление признака полностью утрачено, в геноме еще долго могут сохраняться фрагменты генетических «программ», обеспечивавших развитие данного признака у предков. Одним из основных и, пожалуй, наиболее филигранным принципом регуляции работы генов является так называемый посттранскрипционный контроль.

Говоря общепринятым языком, всё то, что «наработал» ген, отвечающий за развитие атавизма, в развивающейся клетке эмбриона, «подчищается». Ненужный признак не формируется. При особых обстоятельствах (мутации, экстремальные воздействия на развивающийся эмбрион) эти программы-гены могут «сработать». Тогда мы получаем у ребёнка те или иные аномалии, которые могут развиться в смертельно опасную болезнь (как в случае с незакрывшимся межпредсердным отверстием, овальным окном).

Рудименты же в своей генетической сути практически «неподавляемы». Это позволяет находить их у большей части взрослого населения (например, коренные зубы, копчиковые позвонки, червеобразный отросток слепой кишки и т.д.). Причём важно отметить, что эти признаки в основном не несут значимого вреда для индивида (а может, и являются потенциальным базисом для развития полезного признака в будущем). Можно предположить, что и эволюцией они будут изъяты из генетического кода нескоро. Или не будут изъяты вовсе.

Кто они, рудименты?

Одним из самых известных рудиментов, пожалуй, является аппендикс и неразрывно связанное и с ним понятие аппендицита, то есть воспаление этого самого червеобразного отростка. Интересно заметить, что в общей хирургической практике операции по поводу аппендицита являются одними из самых частых. Зачастую болезнь таит в себе грозные осложнения в виде перитонита (воспаление ткани покрывающей всю брюшную полость), абсцесса (формирование гнойника брюшной полости).

Невольно задумываешься о несколько позабытой на сегодняшний день евгенике. К 2003 году интернациональный проект «Геном человека» был успешно завершён: 99 % генома секвенировано с точностью 99,99 %. Известны основные принципы формирования генетического кода. Не стоит ли поставить цель – сформировать более совершенного человека, лишённого данного рудимента?

Несмотря на все имеющиеся знания, вероятнее, ответ будет отрицательным. Аппендикс всё же несёт в себе некоторые функции – поддержание микробиологического баланса кишечника, адекватное пищеварение, локальный иммунитет за счёт огромного количества лимфоидной ткани в нём. Когда-нибудь, возможно, в ближайшем «эволюционном» будущем, человеческий организм сможет обойтись без аппендикса, но не сегодня.

Эпикантус – не менее интересный рудиментарный феномен человека. Это так называемая «монгольская складка» — особая складка у внутреннего угла глаза, в большей или меньшей степени прикрывающая слёзный бугорок.

Особый интерес она представляет в связи с географической и расовой привязанностью. Так, более 60% азиатов имеют эпикантус, в то время как представители негроидной расы, европейцы не имеет его вовсе (почти в 100 процентах).

Есть масса гипотез на этот счёт. Основной на сегодняшний день является так называемая «сочетано-приспособительная гипотеза». Главная функция складки – защита от ветра и от отражённой от снега солнечной радиации. Очень часто наличие её сопутствует уплощённой переносице, повышенному отложению жировой ткани на лице и в области верхнего века.

Таким образом, являясь полезной особенностью у одних групп людей, эпикантус является в полной мере рудиментом — у других. В клинической практике замечено, что этот рудимент более чем в 80% выявляется у больных, страдающих синдромом Дауна.

Болезнь или аномальная особенность?

Отдельно надо обратить внимание, что многие признаки, которые могут быть ошибочно признаны рудиментами или же атавизмами, являются аномалиями развития человека вообще. Это «генетические ошибки», которые никак не связаны с работой генов, отвечающих за нормальное развитие органов или признаков (в том числе и у наших «эволюционных предков»).

К этой группе относят – «заячью губу» (незаращение верхней губы), «волчью пасть» (незаращение средней части нёба), «готическое нёбо» (высокий свод нёба) и огромное количество других аномалий, многие из которых формируют нозологические формы, то есть болезни.
На сегодняшний день учёный мир достиг серьёзных успехов в генетике. Мы способны создавать «в пробирке» хоть и примитивные, но живые организмы. Создавать полностью. С нуля.

Так, в 2010 году Институтом Крейга Вентера впервые создана искусственная форма жизни, Mycoplasma mycoides JCVI-syn1.0. Значит ли это, что мы готовы улучшать сегодня свою собственную «породу»? Ответить точно и обоснованно невозможно. В любом случае, стоит быть предельно осторожными и всегда помнить уже имеющийся опыт евгеники XX века.

Зачем человеку хвост: атавизмы и рудименты

Речь идет об атавизмах и рудиментах — эти понятия часто соседствуют друг с другом, иногда вызывают путаницу и имеют разную природу. Простейший и, наверно, самый известный пример, в котором соседствуют оба понятия, относится к, так сказать, нижней части человеческого тела. Копчик, окончание позвоночника, в котором срослись несколько позвонков, признан рудиментарным. Это рудимент хвоста. Хвост, как известно, есть у многих позвоночных, но нам, Homo sapiens, он вроде бы и ни к чему. Однако природа зачем-то сохранила человеку остаток этого некогда функционального органа. Младенцы с настоящим хвостом крайне редко, но все же рождаются. Иногда это просто выступ, наполненный жировой тканью, порой хвост содержит в себе преобразованные позвонки, и его обладатель даже способен шевелить своим нежданным приобретением. В данном случае можно говорить об атавизме, о проявлении в фенотипе органа, который был у далеких предков, но отсутствовал у ближайших.

Итак, рудимент — норма, атавизм — отклонение. Живые существа с атавистическими отклонениями выглядят порой пугающе и в силу этого, а также по причине редкости явления вызывают большой интерес со стороны широкой публики. Но еще больше атавизмами интересуются ученые-эволюционисты, и именно потому, что эти «уродства» дают интересные подсказки по истории жизни на Земле.

Глаза у кротов, живущих под землей, а также у протеев — земноводных, обитающих в воде в темных пещерах, относятся к рудиментам. Пользы от них немного, чего не скажешь о крыльях страуса. Они играют роль аэродинамических рулей при беге, используются для обороны. Самки защищают крыльями птенцов от палящих лучей солнца.

Тайна, скрытая в яйце

Ни у одной из современных птиц нет зубов. Точнее, так: есть птицы, например некоторые виды гусей, которые имеют в клюве ряд мелких острых выростов. Но, как говорят биологи, эти «зубы» не гомологичны настоящим зубам, а являются именно выростами, которые помогают удерживать в клюве, например, скользкую рыбину. При этом у предков птиц зубы обязательно должны были быть, ведь они потомки теропод, хищных динозавров. Известны и останки ископаемых птиц, у которых зубы наличествовали. Точно не понятно, по каким причинам (возможно, из-за изменения типа питания или в целях облегчения тела для полета) естественный отбор лишил птиц зубов, и можно было бы предположить, что в геноме современных пернатых генов, отвечающих за формирование зубов, уже не осталось. Но это оказалось неправдой. Причем задолго до того, как человечество что-то узнало о генах, в начале XIX века догадку о том, что и современные птицы могут отращивать подобие зубов, высказал французский зоолог Этьен Жоффруа Сент-Илер. Он наблюдал некие выросты на клюве эмбрионов попугаев. Это открытие вызвало сомнения и толки и было в конце концов забыто.

А почти десять лет назад, в 2006 году, американский биолог Мэтью Харрис из Университета штата Висконсин заметил на конце клюва эмбриона курицы выросты, напоминающие зубы. Эмбрион был подвержен смертельной генетической мутации talpid 2 и не имел шансов дожить до вылупления из яйца. Однако за время этой короткой жизни в клюве несостоявшегося цыпленка выработались два типа тканей, из которых формируются зубы. Строительный материал для подобных тканей гены современных птиц не кодируют — эта способность была утрачена предками пернатых десятки миллионов лет назад. Зародыши зубов у эмбриона курицы не были похожи на тупоконечные моляры млекопитающих — они имели заостренную коническую форму, совсем как у крокодилов, которые, как динозавры и птицы, включаются в группу архозавров. Кстати, выращивать моляры у куриц пробовали и успешно, когда методом генной инженерии внедряли в куриный геном гены, отвечающие за развитие зубов у мышей. Но зубы эмбриона, которого исследовал Харрис, появились без всякого постороннего вмешательства. «Зубные» ткани возникали благодаря чисто куриным генам. Значит, эти гены, не проявлявшиеся в фенотипе, дремали где-то в глубине генома, и лишь фатальная мутация их пробудила. Для подтверждения своего предположения Харрис провел эксперимент с уже вылупившимися цыплятами. Он заразил их вирусом, искусственно созданным методом генной инженерии, — вирус имитировал молекулярные сигналы, возникающие при мутации talpid 2. Эксперимент принес результат: на клюве цыплят на короткое время появлялись зубы, которые затем бесследно растворялись в ткани клюва. Работу Харриса можно считать доказательством того факта, что атавистические признаки есть следствие нарушений в развитии зародыша, которые пробуждают давно замолкшие гены, и главное — гены давно утраченных признаков могут продолжать находиться в геноме почти 100 млн лет спустя после того, как эволюция эти признаки уничтожила. Почему такое происходит, точно неизвестно. Согласно одной из гипотез, «молчащие» гены могут оказаться не совсем молчащими. У генов есть свойство плейотропичности — это возможность одновременного влияния не на одну, а на несколько фенотипических черт. В этом случае одна из функций может быть блокирована другим геном, при том что другие остаются вполне «рабочими».

Удавы и питоны имеют так называемые анальные шпоры — одиночные когти, являющиеся рудиментом задних ног. Известны случаи появления у змей атавистических конечностей.

Странная живучесть

Узнать о зубастых цыплятах и совершить открытие удалось почти случайно — все из-за того, что, как уже говорилось, мутация убивала эмбрион еще до появления на свет. Но очевидно, что мутации или другие изменения, вызывающие к жизни древние гены, могут оказаться и не столь фатальными. Иначе как объяснить гораздо более известные случаи атавизмов, обнаруженных у вполне жизнеспособных существ? Вполне совместимы с жизнью такие наблюдаемые у человека атавизмы, как многопальцевость (полидактилия) на руках и ногах, многососковость, случающаяся и у высших приматов. Полидактилия свойственна лошадям, которые при нормальном развитии ходят на одном пальце, ноготь которого превратился в копыто. Но для древних предков лошади многопальцевость была нормой.

Существуют отдельные случаи, когда атавизм привел к серьезному эволюционному повороту в жизни организмов. Клещи семейства Crotonidae атавистическим путем вернулись к половому размножению, в то время как их предки размножались партеногенезом. Нечто сходное произошло у ястребинки волосистой (Hieracium pilosella) — травянистого растения семейства астровых. Далеко не все, кого в зоологии называют четвероногими (tetrapoda), четвероноги на самом деле. Например, змеи и китообразные происходят от сухопутных предков и также включаются в надкласс tetrapoda. Змеи утратили конечности вчистую, у китообразных передние конечности стали плавниками, а задние практически исчезли. Но появление атавистических конечностей отмечено как у змей, так и у китообразных. Известны случаи, когда у дельфинов обнаруживалась пара задних плавников, и четвероногость как бы восстанавливалась.

Рудиментарные кости таза некоторых китообразных давно утратили свою первоначальную функцию, однако их бесполезность поставлена под сомнение. Этот рудимент не только напоминает о том, что киты произошли от четвероногих, но и играет актуальную роль в процессе размножения.

Больше кость — больше потомства

Впрочем, о четвероногости у китов напоминает кое-что еще, и здесь мы переходим к области рудиментов. Дело в том, что у некоторых видов китообразных сохранились рудименты тазовых костей. Эти кости уже давно не связаны с позвоночником, а значит, и со скелетом в целом. Но что же заставило природу сохранить информацию о них в генном коде и передавать ее по наследству? В этом главная загадка всего явления под названием рудиментация. Согласно современным научным представлениям, о рудиментах не всегда можно говорить как о лишних или бесполезных органах и структурах. Вероятнее всего, одна из причин их сохранения именно в том, что эволюция нашла рудиментам новое, не свойственное ранее применение. В 2014 году американские исследователи из Университета Южной Каролины опубликовали в журнале Evolution интересную работу. Ученые исследовали размеры тазовых костей китов и пришли к выводу, что эти размеры коррелируются с размером пенисов, а мышцы пениса крепятся как раз к рудиментарным тазовым костям. Таким образом, от величины кости зависела величина китового полового органа, а большой пенис предопределял успех в размножении.

То же самое с человеческим копчиком, который упоминался в начале статьи. Несмотря на рудиментарное происхождение, этот участок позвоночника имеет немало функций. В частности, к нему крепятся мышцы, задействованные в управлении мочеполовой системой, а также часть пучков большой ягодичной мышцы.

Аппендикс — червеобразный отросток слепой кишки — порой доставляет человеку немало неприятностей, воспаляясь и вызывая необходимость хирургического вмешательства. У травоядных животных он имеет значительный размер и был «сконструирован» для того, чтобы служить своего рода биореактором для ферментации целлюлозы, которая является конструктивным материалом растительных клеток, но плохо переваривается. В человеческом организме такой функции у аппендикса нет, но есть другая. Кишечный отросток — это своего рода питомник для кишечной палочки, где оригинальная флора слепой кишки сохраняется в неприкосновенности и размножается. Удаление аппендикса влечет за собой ухудшение состояния микрофлоры, для восстановления которой приходится применять лекарственные препараты. Также этот орган играет определенную роль в иммунной системе организма.

Гораздо труднее увидеть пользу от таких рудиментов, как, например, ушные мышцы или зубы мудрости. Или глаза у кротов — эти органы зрения рудиментарны и ничего не видят, но могут стать «воротами» инфекции. Тем не менее спешить объявлять что-то в природе лишним явно не стоит.

Червеобразный отросток слепой кишки рудимент или атавизм

Как называется орган, обозначенный вопросительным знаком? К какому методу изучения эволюции можно отнести наличие таких органов? Дайте определение и приведите не менее трёх примеров таких органов у человека, животных или растений.

1. Вопросительным знаком обозначен аппендикс (синоним: червеобразный отросток — придаток слепой кишки).

2. Аппендикс — рудиментарный орган (рудимент). Рудименты (и атавизмы) — это сравнительно-морфологические методы изучения эволюции.

3. Рудименты — органы, которые были хорошо развиты у древних эволюционных предков, а сейчас они недоразвиты, но полностью еще не исчезли. (или, Рудименты — это органы, утратившие своё основное значение в процессе эволюционного развития организма)

Примеры рудиментарных органов:

У кита – кости таза.

У человека: волосы на теле; третье веко; копчик; мышца, двигающая ушную раковину; зубы мудрости.

На корневищах пырея, ландыша, папоротника есть чешуйки — рудиментарные листья. У тычиночных цветков огурца имеется в центре бугорок — остаток пестика.

(Примечание. Достаточно любых три примера из выше перечисленных)

Рудименты и атавизмы

Художники и мыслители Возрождения вслед за древними греками любовались выразительными формами человеческого тела, точностью и скоординированностью его движений. Восхищение, даже благоговение звучит в словах Леонардо да Винчи: «Рассмотри эти прекрасные мускулы, и если кажется тебе, что их много, попробуй, убавь, если мало — прибавь, а достаточно, — воздай хвалу Первому строителю столь дивной машины». В XVI—XVIII вв. многие исследователи продолжали считать, что изучение природы и человека — это чтение книги, созданной Творцом. Вряд ли кто-то из них решился бы говорить о несовершенстве творения.

Неужели в нашем теле действительно нет ничего лишнего? Ответ на этот вопрос был получен лишь в начале XIX в., когда накопились данные о строении не только человека, но и других существ. Сравнительная анатомия, ставшая к тому времени самостоятельной дисциплиной, помогла понять, что человек устроен по тому же плану, что и позвоночные животные. (Правда, проект, по которому Бог или природа творили мир, допускал, по мнению многих учёных, бесчисленные вариации.) Анатомы не могли не заметить, что одни и те же части тела — кости, мышцы, внутренние органы у разных организмов различаются по размерами форме. Иногда какие-то «детали» совсем отсутствуют, иногда очень малы и относительно плохо развиты по сравнению с подобными частями у других видов. Недоразвитые органы, представлявшиеся бесполезными, стали называть рудиментарными или рудиментами (от лат. rudimentum — «зачаток», «первооснова»). По-видимому, первым этот термин употребил в 80-х гг. XVIII в. французский натуралист Жорж Луи Бюффон.

Рудименты обнаружили не только у животных, но и у человека. Например, во внутреннем уголке глаза есть едва заметная складка, именуемая полулунной. Это остаток третьего века — мигательной перепонки, хорошо развитой у пресмыкающихся и птиц. Она служит для смазки глазного яблока жирным секретом, который выделяет специальная железа. У человека подобную функцию выполняют верхнее и нижнее веки, так что полулунная складка оказалась лишней и редуцировалась (от лат. reductio — «возвращение») — уменьшилась.

Лишними оказались также некоторые кости, мышцы, внутренние органы и их отдельные части. Например, кости копчика остатки хвостовых позвонков, которые срослись, уменьшились в размерах и упростились. Вороновидная, или коракоидная (от греч. «коракоидес» — «похожий на ворона»), кость нужна земноводным, пресмыкающимся и птицам для прикрепления передних конечностей. Млекопитающие же обошлись без неё, и у них небольшие остатки этой кости срослись с лопаткой. Утратили млекопитающие и шейные рёбра — от них остался продырявленный поперечный отросток шейных позвонков.

Классический пример рудиментарных мыши человека — ушные мышцы. Они хорошо развиты у многих млекопитающих и нужны, чтобы направлять ушные раковины на источник звука. Ещё одна рудиментарная мышца человека — пирамидальная мышца живота. А хорда — эластичная ось, благодаря которой возникли хордовые животные (человек также принадлежит к их типу), у людей превратилась в студенистую массу внутри межпозвоночных дисков.

Учёные находили всё больше «лишних органов» у человека, и предположение о совершенстве «венца творения» перестало казаться незыблемым. Рудименты не остались частностью, интересной только анатомам, а послужили для широких научных обобщений. Так, Чарлз Дарвин использовал их как одно из доказательств происхождения человека от животных. Он объяснил присутствие рудиментов тем, что в ходе эволюции некоторые органы уменьшились и почти исчезли за ненадобностью. Отсюда следует, что человек не сотворен раз и навсегда совершенным и неизменным, а рудименты лишь остатки ненужных частей тела, которые ещё не успели исчезнуть. Эволюционное учение позволило по-новому взглянуть на известные факты и уточнить, какие органы у человека следует считать рудиментами.

В 1902 г. германский анатом Роберт Видерсгейм (1848—1923) выпустил книгу, в которой перечислил не менее 107 рудиментарных органов человека, не пригодных для выполнения какой-либо функции или сильно упрошенных, способных действовать не в полной мере. К числу первых относятся волосы на теле, которые не могут защищать человека от холода; червеобразный отросток слепой кишки (аппендикс), не способный переваривать грубую растительную пишу; а также копчик, полулунная складка, остатки хорды и др. Список вторых включает эпифиз — железу внутренней секреции. По-видимому, эпифиз — рудимент теменного глаза, который был у древнейших позвоночных. Утратив свою основную функцию (зрение), он приобрёл новую — производство гормонов. Есть мнение, что и самый известный рудимент — аппендикс является органом иммунной системы.

Помимо рудиментов учёные выделяют атавизмы (отлат. atavi — «предки») — признаки, утраченные человеком в ходе эволюции и встречающиеся как редкое исключение. Хрестоматийные примеры — густой волосяной покров на теле, хвост, дополнительные соски. Существует и понятие провизорные органы (от лат. provisor — «заранее заботящийся о чём-либо»): они есть только у человеческого зародыша, а затем исчезают; их функции выполняют уже другие части тела.

В центре внимания современной биологической науки оказались исследования генома человека и других живых существ. Данные о происхождении рудиментов, вероятно, помогут выяснить, какие гены включаются или, наоборот, блокируются при развитии и редуцировании тех или иных органов.

Червеобразный отросток слепой кишки рудимент или атавизм

Рудиментами называются органы, которые не имеют никакой функции или имеют функцию, отклоняющуюся от их строения. Полагают, что у подобных органов можно установить несоответствие структуры и функции, то есть, у этих органов структурные издержки кажутся чрезмерно большими для выполняемой ими функции. Утрата функции или ограничение функциональной способности интерпретируются в рамках эволюционной теории как потеря функции в ходе эволюции.

С первого взгляда понятно, что рудименты не могут служить доказательством развития от низших форм к высшим. Во всяком случае, рудименты показывают процесс отмирания этих органов. Как доказательство же прогрессивной эволюции рудименты исключаются.

Но, в конце концов, имеется еще один аргумент: рудиментарные органы свидетельствуют и против акта сотворения, так как в продуманном и планомерном сотворении подобные органы не могли бы иметь место. Поэтому мы рассматриваем проблематику рудиментов подробнее и предлагаем свою трактовку явления рудиментарности в рамках модели сотворения (более подробное обсуждение этой тематики в работе Junker, 1989).

Большинство рудиментов не утратило своих функций

Классическим органом, утратившим свои функции, долгое время считался аппендикс слепой кишки человека. В настоящее время, однако, известно, что червеобразный отросток выполняет защитную функцию при общих заболеваниях и участвует в контроле за бактериальной флорой в слепой кишке.

Птицы, рептилии и некоторые млекопитающие обладают третьим веком, прозрачной мигательной перепонкой. Предохраняя глаз, она тянется из его внутреннего угла через все глазное яблоко. При полете птиц мигательная перепонка функционирует, как стеклоочиститель. «Рудиментарная» мигательная перепонка у человека (рис. 6.15) выполняет задачу сбора инородных тел, которые попадают на глазное яблоко, она связывает их в углу глaза в клейкую массу. Оттуда они могут быть, легко удалены.

Копчик человека необходим для укрепления мускулатуры таза, которая держит внутренние органы малого таза и тем самым делает возможной вертикальную походку. Подвижность, которой копчик обязан своему происхождению в онтогенезе из позвоночного столба, имеет решающее значение для процесса родов.

Прилегание пищевода к трахее тоже не бессмысленно: находящаяся в дыхательных путях слизь может удаляться через пищевод. Кроме того, такое строение экономит место и делает возможным дыхание через рот, что при сильном насморке является чрезвычайно удобным способом. Поэтому его нельзя рассматривать как обусловленную филогенетическим развитием лишнюю структуру. Все эти структуры, впрочем, вполне объяснимы с точки зрения конструктивного развития (см. 6.5.2).

Примеры из мира животных

Эмбриональные зачатки зубов у усатых китов, которые никогда не становятся настоящими зубами, играют важную роль в образовании челюстных костей. То же самое касается зачатков верхних резцов жвачных животных, которые никогда не прорезываются через верхнюю челюсть.

Остатки крыльев у киви (рис. 6.16) служат для регулировки равновесия. Впрочем в этом случае рудименты — это лишь эволюционно-теоретическое понятие, в его основе лежит убеждение (которое сначала следовало бы доказать), что предки киви когда-то прежде были способны летать.

Рудиментарные кости таза и бедра кита (рис. 6.17) служат местом крепления мускулатуры половых органов и мускулатуры анального отверстия, и если их уничтожить, то содержимое желудка животных расплющится под воздействием высокого гидростатического давления на больших водных глубинах. Так что и в этом случае не может быть и речи о потере функциональности, так как без этих костей киты не могли бы так хорошо погружаться на глубину.

Остатки задних конечностей в виде роговых щитков у боа и питона («сверхрудиментарные») очень помогают при движении змей через сучья, ветви и служат как вспомогательные органы при спаривании.

И, наконец, следует назвать еще один, так называемый, «рудимент поведения»: благородный олень, когда угрожает своим собратьям по виду, поднимает верхнюю губу, как это делают многие животные, имеющие кинжаловидные клыки. Однако подобные зубы у оленя благородного слишком малы. Но поскольку угрожающие жесты понятны и без явно видных клыков, то и в этом случае нет настоятельной необходимости вести речь о явлении рудиментарности.

Можно утверждать, что явление утраты функции абсолютно точно доказать невозможно. Приводимые аргументы базируются, как правило, на сиюмоментном незнании.

Некоторые рудименты возникают путем дегенерации в рамках одного вида и в течение короткого промежутка времени (дегенеративная микроэволюция). Типичным примером этого могут служить «зубы мудрости» человека. Можно (как в модели сотворения, так и в эволюционной модели) исходить из того, что в прошлом все 32 зуба человека регулярно использовались и были полностью функционально загружены. То, что современному человеку не обязательно требуются зубы мудрости, возможно, связано с его изменившимися привычками в еде. Поэтому усилившееся дегенеративное развитие не нанесло ущерба. И так как с дегенеративным развитием не произошло какого-либо достойного упоминания структурного изменения, то не может быть и речи об эволюции в смысле эволюционного учения. Подобное дегенеративное развитие возможно лишь в течение короткого срока, для этого не требуется ни миллионов, ни сотен тысяч лет. Это равносильно тому, как если бы считать «эволюцией» большую предрасположенность, к заболеваниям или ухудшающееся зрение.

Атрофия зубов мудрости у различных paс различная. Особенно далеко в этом процессе продвинута монголоидная раса. Обнаруженные ископаемые останки человека имеют в наличии функционально пригодные зубы мудрости.

В этой рубрике могут быть перечислены также так называемые общеизвестные «заболевания цивилизации», такие как часто упоминаемые примеры ослабления межпозвоночного хряща, паховой грыжи, геморроя, расширения вен и плоскостопия. Это не имеет ничего общего с «катастрофическим планированием», как это выразил недавно зоолог Р. Риидл (1984, с. 192), но лишь с «использованием ненадлежащим образом». Если технический прибор используется ненадлежащим образом, то появляющиеся поломки нельзя объяснить недостатками в конструкции. Человек — это нечто большее, чем прибор, по его физическое самочувствие тоже зависит от стиля жизни.

Простой микроэволюционной дегенерацией можно было бы объяснить возникновение крыльев-рудиментов у жужелиц или у насекомых, которые живут на островах, подверженных сильным порывам ветра (см. раздел 3.3.3). Сюда же можно было бы причислить и тычинки-рудименты, встречающиеся, например, у норичниковых (Scrophulariaceae).

Много рудиментов в образе поведения можно объяснить микроэволюцией. Например, тот факт, что собаки, перед тем как уснуть, крутятся, рассматривается как рудимент прежнего осмысленного образа поведения, чтобы лично удостовериться, нет ли угрозы.

Аргумент сходства как истинный аргумент

К предшествующему разделу нельзя было отнести, например, рудиментарные тазовые и бедренные кости китов (рис. 6.17]. Они. по сравнению с окончательно развитыми гомологичными частями скелета сухопутных животных, выполняют лишь некоторые функции. Частичная утрата функций (в соответствии с передвижением) компенсируется особой адаптацией к нетипичному для млекопитающих способу передвижения, который невозможно приобрести в ходе микроэволюции.

Этот пример дает хорошую возможность сопоставить подходы к аргументации при попытке объяснения рудиментарных органов в рамках эволюционной модели и модели сотворения.

Аргументация в рамках эволюционной модели: рудиментарные тазовые и бедренные кости китов имеют функцию, но для этой функции не требуется сходство этих структур с соответствующими (гомологичными) костями сухопутных млекопитающих. Описанная выше функция может выполняться и негомологичными структурами. Тем самым это сходство указывает на родовые взаимосвязи. Таким образом, истинным аргументом в пользу родовых взаимосвязей в данном случае является наличие сходства.

В рамках модели сотворения можно привести аргументацию из раздела 6.1 (вариант одного общего плана сотворения для множества разных организмов). Программист, который имеет задание изготовить много похожих программ, не будет каждый раз начинать с самого начала, но будет каждый раз использовать изготовленную вначале «неспециализированную» программу, внося в не необходимые модификации.

Многофункциональность рудиментарных органов

Констатация потери функциональности или несоответствия структуры и функции — шаг опрометчивый и возможный лишь тогда, когда не известны и не приняты во внимание соотношения во время прохождения всего онтогенеза. Особенно поучительными являются результаты изучения индивидуального развития человека (раздел 6.5.2). То, что это не исключительный случай, показывает следующий пример.

Многие пещерные рыбы имеют атрофированные глаза. О пещерном обитателе Astyanax mexicanus известно также, что его зрительный аппарат первоначально формируется нормальным. Затем, в ходе дальнейшего индивидуального развития, происходит обратное развитие (атрофия) уже имеющихся отдельных структур. Этот примечательный факт, однако, понятен, так как глазной аппарат имеет физиологическое значение при формировании головы. Глаз, таким образом, у этих пещерных животных в своей функции аппарата восприятия явно очень ограничен, но зато выполняет на ранних стадиях развития еще и формообразующую функцию. Поэтому редукция возможна лишь с того момента, пока не нарушается формообразовательная функция.

Этот пример, к которому можно было бы прибавить еще множество подобных, показывает, что следует учитывать соотношение частей во время онтогенеза при попытке толкования явления рудиментов, так как в процессе онтогенеза некоторые структуры организма имеют определенные функции (например, при формировании зародыша), которые невозможно наблюдать в окончательно сформированном органе.

Одна и та же структура может, таким образом, выполнять одновременно разные задачи. Это может быть расценено как доказательство общего организационного принципа (вероятно, «принципа сотворения»): органы выполняют, как правило, много функций одновременно или последовательно в ходе индивидуального развития. Лишь в только что описанном случае был обнаружен принцип, согласно которому какой-то определенный орган (глаз) мог при определенных условиях окружающей среды стать рудиментом в отношении одной из выполняемых им функций.

В эволюционной модели подобные явления интерпретируются как «развитие окольным путем» или «рекапитуляционное развитие». Если же, как это было многократно продемонстрировано, в таких «окольных путях» возникает настоятельная физиологическая потребность, то эта интерпретация, по крайней мере, неубедительна. На основании подобных данных некоторые биологи пришли к мнению, что явление «окольного пути развития» следует расценивать как свидетельство того, что именно на этом пути и сосредотачивается физиологическое селекционное давление в развитии организмов. Некоторые исследователи считают поэтому вполне возможным, что для определенных физиологических проблем развития имеется лишь один путь формального решения, а именно: кажущиеся побочными пути развития в действительности являются «кратчайшими путями к успеху»

Структуры, которые по стечению обстоятельств образовались у отдельных индивидуумов одного вида и которые призваны напомнить о предполагаемых более ранних филогенетических стадиях развития, называются атавизмами (лат. atavus — прапредок). В этих случаях говорят о кризисе в ранее пройденных историко-родовых стадиях. В качестве примеров атавизмов у человека приводят фистулы в горле, слишком выраженный волосяной покров, хвостики и многососковость.

Как и «рудименты», атавизмы не являются доказательствами в пользу прогрессивной эволюции. К тому же, явно очевидно, что приводимая аргументация появления атавизмов отличается непоследовательностью. Деформации (пороки развития) рассматриваются только как доказательства предполагаемого филогенеза, (то есть, интерпретируются как атавизмы), если в них проявляется сходство с предполагаемыми предками затронутых этим явлением организмов. Если быть последовательными, то следовало бы исторически интерпретировать все явления деформации, к примеру, разветвленные ребра, и заячью губу, и явление шестипалости, и образование двух голов: и появление пятой ноги.

Это означает, что даже такие деформации должны расцениваться как доказательства пройденных ранее стадий филогенетического развития, которые таковыми являться не могут наверняка. Недопустимо, однако, и обратное: проводить интерпретацию того или иного дефекта в развитии лишь тогда, когда это укладывается в рамки заранее выстроенной концепции. Поэтому, атавизмы не могут расцениваться как доказательства филогенетичеза организмов. Тот факт, что некоторые (но только некоторые) деформации напоминают другие организмы (предположительно, предков рассматриваемых организмов), из-за многочисленных проявлений внешнего сходства не является чем-то неожиданным и не стоит особого внимания. (Атавизмы — это зачастую «пограничные случаи проявления нормы», см. раздел 6.5.2.)

Примером атавизма у животных являются дополнительные пальцы ног у лошадей (рис. 6.18). В этом случае была, вероятно, в результате ошибочного управляющего сигнала, дважды сформирована (безо всякой видимой пользы) единственная в нормальных условиях структура ноги. Кстати, у лошадей известны, к тому же, только трех- и четырехпалые формы, среди них не встречается двупалых (как в нашем случае).

Насколько ошибочной может быть атавистическая интерпретация при ее последовательном применении, демонстрирует следующий пример: четырехкрылые плодовые мушки рассматриваются как свидетельство того, что двукрылые насекомые (Deptera) произошли от четырехкрылых. Возникновение четырех крыльев расценивается как атавизм. Но встречаются также плодовые мушки-мутанты с четырьмя качающимися жужжальцами и совсем без крыльев — абсурдная «конструкция», абсолютно непригодная в качестве филогенетического предка.

При попытке объяснения явления деформации как атавизма подходит то же самое, что говорилось о рудиментах: все попытки толкования поспешны, пока не выявлена лежащая в основе генетическая и физиологическая ситуация развития и функциональное значение в процессе роста. Поэтому, мы отказались от умозрительных интерпретаций аномальных структурных образований.

Рис. 6.15. Мигательная перепонка — «рудимент» человека.

Рис. 6.16. Киви, неспособная летать птица, обитающая в австралийском регионе. Образ жизни киви соответствует образу жизни маленького млекопитающего. Неспособные летать виды птиц распространены особенно на островах, так как там живет крайне мало естественных врагов. (Музей замка Розенштайн, Штутгарт.)

Рис. 6.17. Снимок наверху: рудиментарные тазовые кости кашалотов, сейвалов, финвалов (сверху вниз). Финвалы обладают, кроме того, бедренными рудиментами. На нижнем снимке видно расположение тазового рудимента в животе сейвалов. Исследователь китов Арвей считает, что тазовые рудименты китов не могут быть названы гомологичными соответствующим тазовым костям сухопутных млекопитающих. Он называет эти кости желудочными костями. (Музей замка Розенштайн, Штутгарт.)

Рис. 6.18. Атавистически удлиненная грифельная кость ног с атавистическим» косточками пальце я и копытом лошади. (По mfhr и daiimer, I981).

Смотрите еще:

  • Запах изо рта при повышенной кислотности Запах изо рта при гастрите Запах изо рта – отталкивающий аспект, доставляющий неудобство обладателю дефекта и окружающим. Часто говорить о недостатке неудобно, преимущественно люди […]
  • Покалывавшие внизу живота перед месячными Покалывавшие внизу живота перед месячными Многие женщины чувствуют покалывание в матке перед месячными, это вызывает их беспокойство и они обращаются за консультацией к специалистам. Как […]
  • Боль в правой части живота и поясницы Боль в пояснице справа Краткое содержание: Наиболее частой причиной боли в пояснице справа является наличие протрузии или межпозвонковой грыжи поясничного отдела позвоночника. В этом […]
  • Рассказ кишки чак паланик Чак Паланик. "Кишки" Проза Чака Паланика отличается оригинальным художественным стилем. Яркий пример – роман «Призраки». Помимо основной сюжетной линии в это произведение включены своего […]
  • Проблемы с кишечником у детей симптомы Дисбактериоз у грудничков Причины возникновения дисбактериоза у детей. Лечение дисбактериоза Одной из самых важных проблем, волнующих родителей грудничков, было, есть и будет состояние […]
  • Как установить диагноз рак кишок Что делать, если диагноз — рак? Согласно данным Московско­го научно-исследовательско­го онкологического институ­та им. П.А. Герцена, в 2015 году число онкозаболеваний в Рос­сии […]