Как работают толстая кишка

Жить здорово!

Супереда для толстой кишки. Продукты-помощники. Жить здорово! Фрагмент выпуска от 10.12.2015

Код для встраивания видео

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16×9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

В толстый кишечник пища поступает в жидком виде, затем в нем вода всасывается в организм. Какие продукты помогают толстому кишечнику правильно работать?

Вместе с этим смотрят

Самое популярное

Рекомендуем

Последние обновления

Мои подписки:

© 1996-2018, Первый канал. Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов запрещено.
При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.
Код для вставки в блоги и другие ресурсы, размещенный на нашем сайте, можно использовать без согласования.

Онлайн-трансляция эфирного потока в сети интернет без согласования строго запрещена.
Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Первого канала.
Заявка на организацию трансляции.

Справочная Первого канала тел. +7 (495) 617-73-87

Международные Услуги

Услуги хирургического лечения заболеваний прямой и толстой кишки для иностранных пациентов Mount Sinai

Отделение хирургии толстой и прямой кишки в больнице Mount Sinai знаменито в стране и в мире, поскольку осуществляет лечение пациентов с широким спектром расстройств желудочно-кишечного тракта на безупречном уровне. Отделение предлагает прогрессивные инновации в лечении заболеваний толстой и прямой кишки как с доброкачественным течением, таких как геморрой, недержание кала и воспалительные заболевания кишечника (IBD), так и рака. Наша команда хирургов сотрудничает с экспертами Mount Sinai в других областях, чтобы обеспечить максимальное качество лечения.

Отделение хирургии толстой и прямой кишки активно участвует в исследовательских программах и многоцентровых исследованиях, посвященных различным проктологическим заболеваниям. Это дает нашим пациентам возможность пользоваться самыми современными методами лечения заболеваний данного профиля.

Современные методы лечения заболеваний прямой и толстой кишки
Существует ряд заболеваний с доброкачественным течением, которые сказываются на качестве жизни и которые обычно не обсуждают и не лечат из-за смущения. В настоящее время существует широкий спектр возможностей, о которых многие пациенты не подозревают. Далее перечислен ряд наиболее распространенных заболеваний, которые мы лечим.

  • Недержание кала Наша Программа лечения недержания кала ориентирована на распространенную, но редко обсуждаемую проблему. Программа реализуется по инициативе доктора медицины Алекса Ки (Alex Ky), которая впервые использовала стимулятор крестцового нерва InterStim в практике Нью-Йорка. Пациенты, которым прежде требовались памперсы, теперь вновь могут носить обычное белье и выходить на прогулки. Это является колоссальным изменением в качестве жизни пациента.
  • Фистулы Д-р Ки опубликовала три статьи по анальным фистулам и их лечению. Она также участвует в различных многоцентровых исследованиях по усовершенствованию методов лечения этого распространенного заболевания.
  • Геморрой Это заболевание поражает многих пациентов и доставляет им страдания. Многие пациенты слышали рассказы о том, что хирургическое лечение этого заболевания является болезненным и мучительным. Однако многие не знают о том, что есть менее болезненные терапевтические способы. Наши хирурги провели более тысячи безболезненных манипуляций по лечению геморроя в своем центре. И даже хирургическое лечение у нас отличается меньшей болезненностью по сравнению с традиционными операциями.
  • Воспалительные заболевания кишечника Доктор медицины Рэндольф М. Штайнхаген (Randolph M. Steinhagen) и доктор медицины Сергей Хаитов (Sergey Khaitov), а также другие сотрудники отделения являются экспертами в области лечения воспалительных заболеваний кишечника с применением минимально инвазивных методов.

Новые технологии и лапароскопические операции

Целью Отделения хирургии толстой и прямой кишки является предоставление максимально качественного лечения с применением новейших возможностей и технологий для обеспечения наилучшего результата. Мы сотрудничаем с врачами, которые направляют на лечение, чтобы обеспечить грамотную координацию лечения пациентов.

Ниже представлены некоторые типы предлагаемых нами инновационных способов лечения.

  • Трансанальная эндоскопическая микрохирургия (ТЭМ) Доктор медицины Санхен Александр Ким (Sanghyun Alexander Kim) и д-р Ки совместно провели сотни операций ТЭМ для лечения доброкачественных и злокачественных полипов. ТЭМ помогает избежать ненужных операций на брюшной полости при лечении полипов в верхних отделах прямой кишки.
  • Роботизированная хирургия В больнице Mount Sinai есть три робота Да Винчи, которые обеспечивают более четкую визуализацию и широкие функциональные возможности для наших хирургов при работе в ограниченных пространствах. Это позволяет сохранять нервы и сфинктры пациентам с онкологией, в то время как в другой ситуации им пришлось бы ставить постоянную стому.
  • Лапароскопические операции Больница Mount Sinai является одним из немногих медицинских учреждений, которые предлагают полную одноэтапную лапароскопическую проктоколэктомию с низведением илеоанального резервуара. Это особенно важно для молодых пациентов, которым мешает присутствие стомы.

Обслуживание наших иностранных клиентов

В Отделении хирургии толстой и прямой кишки работают врачи, свободно владеющие русским, испанским и китайским языками (в том числе мандаринским и кантонским наречиями). Кроме того, наши сотрудники также говорят на нескольких языках, чтобы обеспечить идеальный опыт получения лечения и максимально избавить пациента от стресса.

Мы стремимся по возможности обеспечить максимальный комфорт и удобство, предлагая размещение на этаже для пациентов премиум класса Eleven West с гостеприимной и изысканной атмосферой, которая способствует уединенности и выздоровлению. Mount Sinai также сотрудничает с рядом соседних отелей для удобства пациентов и их семей.

Звезда YouTube рассказала о жизни без кишки

Лондонская писательница и популярный блогер Ханна Виттон рассказала о сексуальной жизни после операции на толстой кишке, пишет Daily Mail.

26-летней Виттон удалили часть кишки в связи с язвенным колитом, от которого она страдала с семи лет. После воспалительной вспышки ей сделали операцию и вырезали пораженный участок. С этого времени девушка носит на животе стомный мешок — калоприемник.

Девушка отмечает, что человек, вынужденный постоянно носить с собой калоприемник, выглядит не слишком сексуально, однако она и ее партнер приспособились к новым реалиям. Перед половым актом она опорожняет резервуар. Кроме того, девушка выбирает нижнее белье с высокой талией, которое удерживает нижнюю подвижную часть мешка. По признанию Виттон, во время секса она непроизвольно испускает газы, однако такие смешные моменты только сближают ее с бойфрендом Дэном.

Фото опубликовано @hannahwitton

«Я знаю, что люди со стомными мешками смущаются или стыдятся, потому что они не знают, как об этом говорить», — отмечает блогер. По ее словам, она намерена повысить осведомленность окружающих о проблемах людей, перенесших операцию на толстой и прямой кишке, и добиться, чтобы тему калоприемников перестали считать табуированной.

Фото опубликовано @hannahwitton

Девушка признается, что новые обстоятельства жизни нанесли удар по ее самооценке. Кроме того, заботиться о самом приспособлении, которому ее хозяйка дала шутливое прозвище Мона, оказалось не так просто. Устройство нуждается в опорожнении каждые несколько часов, в том числе и в ночное время суток. Проблемы также могут возникнуть, когда калоприемник наполняется газами.

Виттон регулярно делится историями из жизни после операции в Instagram, где у нее 149 тысяч подписчиков, и на YouTube, где ее постоянно смотрят полмиллиона человек.

Рак — болезнь цивилизации

Колопроктолог Петр Царьков о болезнях толстой кишки

Что такое болезни цивилизации, откуда берется рак толстой кишки и будет ли излечим рак вообще, в своей лекции на «Газете.Ru» рассказывает руководитель отделения колопроктологии и хирургии тазового дна Российского научного центра хирургии имени академика Б. В. Петровского РАМН профессор Петр Царьков.

Часть 1. Рак толстой кишки — болезнь цивилизации

Основной проблемой колопроктологии наряду с хорошо известным геморроем является лечение онкологических заболеваний толстой кишки. Всего лишь два десятилетия назад рак толстой кишки занимал скромное четвертое место среди всех онкологических заболеваний в нашей стране. Однако сейчас этот процесс прочно обосновался на третьей позиции в структуре онкологической заболеваемости и является второй по частоте причиной гибели россиян от злокачественных процессов. Именно это обстоятельство, а также то, что очень часто

лечение злокачественного поражения толстой кишки сопровождается выведением кишки в виде противоестественного прохода на переднюю брюшную стенку,

стало причиной того, что в сознании наших граждан этот диагноз сопровождается нелестным эпитетом «страшный». Давайте разберемся, так ли страшен «он», как его «малюют».

Прежде всего, необходимо осознать, что рост заболеваемости раком толстой кишки связан не с распространением какой-либо бактериальной или вирусной инфекции, а есть не что иное, как расплата населения нашей страны за приобщение к так называемому «цивилизованному» образу жизни. Само понятие «цивилизованный» включает в себя совокупность материально-технических и духовных достижений любой общественной системы в ходе развития. Если в духовном плане российское общество относится к разряду цивилизованных в течение длительного времени, то в материально-техническом обеспечении мы делаем первые шаги по вхождению в число развитых стран. А ведь именно в этих странах образ жизни характеризуется гиподинамией, потреблением продуктов с большим содержанием животных жиров и продуктов из красного мяса, нередко содержащих не только консерванты, но и вредные красители. Именно эти два фактора, которые приходят к нам вместе с «цивилизованным» образом жизни, являются основными в развитии рака толстой кишки.

Прибавьте сюда загрязнение окружающей среды и вредные привычки – курение и употребление крепких спиртных напитков и пива, — и перед вами откроется далеко не полная, но достаточно яркая картина, дающая ответ на вопрос: почему растет уровень заболеваемости раком толстой кишки в нашей стране. С сожалением приходится констатировать, что

мы еще не достигли своего пика колопроктологических заболеваний и будем к нему стремиться, если не попытаемся изменить стиль жизни населения нашей страны.

Однако рост заболеваемости не объясняет высокий уровень смертности от рака толстой кишки. Давайте попробуем разобраться в причинах этого феномена. Прежде всего,

наши граждане плохо оповещены о предвестниках и симптомах данного заболевания — это изменения привычного порядка опорожнения кишечника, вздутие и боли в животе и, конечно, любые патологические выделения, такие как кровь, слизь или гной.

Игнорирование этих признаков и несвоевременное обращение к врачу с ними ведет к тому, что почти у 40% больных раком прямой кишки, впервые обратившихся к врачу, диагностируется запущенная стадия заболевания, при которой шансы на успех лечения хоть и есть, но они минимальны. Второе – это «прохладное» отношение врачей общей практики к вышеперечисленным признакам, поскольку все они могут характеризовать целый ряд менее серьезных и опасных заболеваний, таких как геморрой, трещина заднего прохода, колит или проктит, а нередко и сочетаться с ними. В такой ситуации доктор, не углубляясь в диагностический процесс, останавливается на более простом заболевании, назначает лечение и тем самым откладывает постановку правильного диагноза на недели, а иногда и месяцы.

Естественно, что болезнь не стоит на месте, а прогрессирует, что также увеличивает число запущенных форм, когда любое лечение становится менее эффективным.
И здесь огромное значение приобретают средства массовой информации, которые в доступной и понятной форме смогут рассказать о признаках заболевания и сориентировать граждан страны, что делать при их обнаружении. Надеюсь, что этому послужит и наша беседа.

Что же происходит с остальными 60% из 55 тысяч ежегодно вновь заболевшими людьми в нашей стране. К счастью для нас, это заболевание хорошо лечится, если диагностируется на ранних или не сильно запущенных стадиях. Иногда мы можем лечить даже запущенные заболевания.

Современные технологии позволяют спасти жизнь каждому пятому больному даже при поражении метастазами печени или легких.

В нашем отделении мы занимаемся лечением именно таких заболеваний на разных стадиях и на этом пути достигли определенных успехов. Хирургия рака толстой кишки за последние два с половиной десятилетия была серьезным образом усовершенствована, а затем и стандартизирована. Следует особо подчеркнуть, что именно эта стандартизация в лечении злокачественных новообразований толстой кишки показала, как нигде в других областях абдоминальной онкологии, возможность получения результатов, коренным образом отличающихся от тех, что мы имели раньше.

Каким же образом можно достигнуть стандартизации хирургического лечения рака толстой кишки? Казалось бы, что стандарты уже существуют. Написаны учебники и книги, где сначала студенты, а затем и хирурги могут почерпнуть современные знания. Однако не все так просто. Хирургия рака толстой кишки относится к числу наиболее сложных в абдоминальной онкологии, поэтому методики операций передаются не только через печатные, а теперь и электронные издания, но и из рук в руки, путем демонстрации операций «вживую». Именно это и остается камнем преткновения в нашей стране. «Почему в России?» – спросите вы.

Абсолютно такая же ситуация была в большинстве стран Европы еще в середине 80-х годов прошлого столетия, пока на тот момент никому не известный хирург из небольшого английского городка Бейсингстока по имени Билл Хилд не предложил просто изменить технику операции. Казалось, что изменения несущественны, а потому они были не сразу восприняты хирургическим сообществом. Однако Хилд не сдался и поехал буквально по всему миру с целью вживую продемонстрировать преимущества разработанного им метода. Сначала нашлись лишь единичные сторонники его операции, однако с каждым годом их становилось все больше. И

это позволило уже в начале 90-х годов в относительно небольших и компактно расположенных странах провести национальные исследования, которые неожиданно для многих продемонстрировали сенсационные результаты.

Число местных возвратов заболевания было снижено с 25% до 5–10%, а число выздоровевших увеличилось с 40% до 65%. Возможно, для простого читателя, далекого от медицины, эти достижения покажутся незначительными. Хочу лишь подчеркнуть, что до этого все попытки усовершенствовать методику операции улучшали результаты всего на 3–5%. А в последующем присоединение к новой операции самой современной лучевой и химиотерапии позволили дополнительно снизить частоту местных рецидивов еще на 4–6%. Воистину это была сенсация. Кроме значительных успехов в лечении рака прямой кишки наши шведские коллеги, а за ними и хирурги многих других стран смогли продемонстрировать возможность и крайнюю необходимость массового обучения такого рода операциям. Благодаря этому, а также участию в лечении лучевых и химиотерапевтов сегодня во многих странах мира, в том числе и в России,

создана система стандартов оказания помощи больным раком толстой кишки, благодаря которой сегодня этот диагноз не является приговором.

Однако в этой «бочке меда» есть своя «ложка дегтя». К моему глубокому сожалению, таковой в нашей стране является отсутствие единой системы подготовки хирургов к выполнению онкологических операций на толстой кишке. Можно было бы на этом посыпать в очередной раз «голову пеплом», но хочу сказать, в этом вопросе мы абсолютно схожи с США и многими другими странами, в которых из-за особенностей управления системой здравоохранения не удается организованно и на высоком уровне провести подготовку специализированных бригад по оказанию данного вида помощи населению. У меня нет сомнения в том, что Российская хирургическая школа обладает необходимым набором специалистов, способных изменить ситуацию к лучшему. Надо лишь дать им возможность непосредственно, т. е. в режиме «живой» хирурги, прикоснуться и освоить эти современные методы операций. Именно поэтому Российский научный центр хирургии им. академика Б. В. Петровского РАМН в лице отделения колопроктологии выступил с инициативой проведения такого рода обучения в форме конференции под названием «Российская школа колоректальной хирургии». Надо сказать, что 23–24 июня этого года в рамках дней науки, посвященных основателю центра Б. В. Петровскому, будет проведена пятая такая конференция, участниками которой традиционно станут более 700 хирургов, колопроктологов и, конечно, онкологов не только нашей страны, но из стран ближнего и дальнего зарубежья. Особенностью нашей конференции является то, что в ней принимают участие признанные мировые лидеры не только в вопросах хирургии рака прямой кишки, но и в смежных дисциплинах. Наряду с основателем современного метода хирургического лечения рака прямой кишки Биллом Хилдом технику операции без больших разрезов брюшной стенки с использованием самых современных эндокопических технологий продемонстрирует действующий президент американской Ассоциации колоректальных хирургов Стивен Векснер и ведущий хирург Национального института рака Японии Йошихиро Морийа. Однако это значительная, но всего лишь часть участников конференции. Главный онколог Российской Федерации, директор МНИОИ им. П. А. Герцена, академик РАМН, профессор В. И. Чиссов изложит российскую концепцию развития системы подготовки специалистов в области оказания помощи больным раком прямой кишки. В этом контексте к участию в конференции приглашены мировые и российские лидеры в области морфологии рака, диагностики и лечения физическими и химическими методами воздействия на опухоль. В общем, мы надеемся, что совместными усилиями ведущих специалистов нашей и зарубежных стран удастся существенным образом поднять уровень оказания помощи больным раком толстой кишки до общемировых показателей.

Вообще не хочу ставить диагнозу «рак толстой кишки» слово «страшный».

Пока мы говорили об одной составляющей лечения — выздоровление от рака. Другим важным аспектом в этом вопросе является качество жизни после операции. Дело в том, что прямая кишка является уникальным органом, который обладает способностью накопления и эвакуации кишечного содержимого. Ее потеря не проходит незамеченной. Хирургия рака прямой кишки началась с удаления всей кишки и создания вывода кишки на брюшную стенку. Сегодня к такому решению мы прибегаем лишь в 15% случаев. Однако в среднем по России такие операции проводятся у 40% пациентов. Причин такого положения вещей две. В сознании наших хирургов операции с удалением прямой кишки и ее запирательного аппарата и выведением кишки наружу до сих пор остаются наиболее радикальным вариантом лечения. Это далеко не так. Более того – совсем наоборот. Оказывается, онкологические результаты хирургических операций с сохранением естественного хода кишечника существенно лучше, чем калечащая операция с выведением противоестественного заднего прохода на брюшную стенку. Вторая причина – сложность восстановительных операций. Только специально подготовленные хирурги могут выполнять эти операции с минимальным риском развития осложнений, а значит, и гибели больных. Поэтому многие хирурги идут более простым путем, предлагая операцию с выведением кишки на переднюю брюшную стенку. Если предлагают именно такой путь лечения — нужно искать альтернативный вариант.

Рак толстой кишки на ранней стадии сейчас очень хорошо поддается лечению.

При этом используются малоинвазивные методики, когда больших разрезов на брюшной стенке не остается. В своей практике мы часто используем либо чреспросветные, либо эндохирургические способы. При этом на теле человека зачастую остается лишь один рубец в области пупка, практически не видный окружающим. Это все возможно на ранних стадиях, на более поздних необходимо уже мультидисциплинарное лечение, требующее участия многих специалистов, хотя ведущим звеном в этой команде остается хирург. Тем не менее нам нужны отличные специалисты по ультразвуковой, компьютерной и магнитно-резонансной диагностике распространенности злокачественных поражений толстой кишки.

Часть 2. Мультидисциплинарный подход

Сейчас наше правительство озаботилось проблемой организации мультидисциплинарного лечения — постепенно оснащаются соответствующие диагностические центры в регионах.

Осталось обучить людей работать на этом оборудовании. Необходимо установить правильный диагноз, чтобы правильно составить план лечения. Затем к работе подключаются лучевой терапевт, химиотерапевт, специалисты по лечению больных пожилого возраста, специалисты по физиологии, лечебному питанию, по физиотерапии. Все это позволяет в рекордно быстрые сроки справиться с болезнью. На ранних стадиях больной нетрудоспособен всего около трех недель, а в стационаре они находятся и вовсе одну неделю. Использование современных подходов позволяет по-другому взглянуть на проблему запущенных случаев. В нашем отделении приоритетным считается именно борьба с тем видом рака, когда размеры и широта распространения опухоли требуют удаления не только прямой кишки, но и соседних органов. На регулярной основе мы проводим расширенное удаление лимфатических узлов при запущенных видах рака для всех отделов толстой кишки. Еще на рубеже прошлого столетия вслед за японской школой хирургии мы начали применять методики, которые реально не используются другими учреждениями в нашей стране. Нашими работами мы показали эффективность этого подхода.

Даже при запущенных формах пятилетняя выживаемость (рубеж — показатель успешности лечения) достигает 65%.

Вероятность местного возврата заболевания для этих больных не превышает 5–10%. В среднем по миру эта цифра составляет 20–25%. У нас в Российском научном центре хирургии разработаны и применяются методики резекции костей таза, крупных сосудов, когда они вовлечены в злокачественный процесс. Это учреждение было основано бывшим министром здравоохранения СССР, знаменитым хирургом Б. В. Петровским. Благодаря его усилиям в нашем институте присутствует как абдоминальная, так и сердечно-сосудистая хирургия. Это дает нам уникальную возможность выполнять операции при местно распространенных процессах с резекцией костей таза — крестцовых костей, с резекцией и протезированием крупных сосудов — например, аорты, либо подвздошных сосудов. Мы можем оперировать на крупных нервах — здесь есть отделение нейрохирургии. Благодаря отделению пластической хирургии мы можем оперировать с использованием различных пластических методик. Например,

нами разработана методика создания искусственного сфинктера из свободного мышечного лоскута мышцы спины с перемещением его сосудисто-нервного пучка на срамные сосуды и нервы, которые до этого питали и иннервировали удаленную прямую кишку.

В последующем эта мышца работает в качестве сфинктера. Мультидисциплинарная хирургическая команда позволяет сделать уникальные операции, которые в условиях других учреждений редко выполнимы.

Еще пример. Поступает больной с серьезным стенозом коронарных артерий или с пороком сердца (скажем, митрального клапана). Во время обследования у него выявляется злокачественная опухоль толстой кишки — это случается не так часто, но это и не такой уж и редкий пример. Такому больному в нашей клинике синхронно выполняется установка митрального клапана и удаление опухоли толстой кишки. Почему синхронность важна? После операции на сердце больному требуются антикоагулянты (лекарственные вещества, разжижающие кровь, угнетающие активность свертывающей системы и препятствующие образованию тромбов). Если их давать больному со злокачественным поражением толстой кишки, то из нее начнется кровотечение и мы потеряем пациента. Поэтому и применяем одномоментные операции по поводу двух жизненно опасных заболеваний.

Часть 3. Будет ли излечим рак?

Уже сейчас многие формы рака излечимы, причем терапевтическими методами, а не хирургией. Думаю, что будущее за химиотерапевтическим лечением, а возможно, даже за препаратами, которые будут основаны на изменениях в структуре генов. Уже сейчас понятно, какие гены участвуют в образовании рака толстой кишки. Пока не найдены пути воздействия. Даже при последней стадии рака мы получаем позитивные результаты при сочетании агрессивной хирургии на толстой кишке и печени и в сочетании с химиотерапией. Зачастую метастатические очаги в печени вначале выглядят неудалимыми. Применение современных схем терапии в сочетании с таргетными средствами воздействия на опухоль у двух пациентов из десяти способствует регрессу опухоли и делает возможным ее удаление хирургическим путем.

Будущее, так или иначе, за лекарственными средствами.

Какого оно будет характера — это я не берусь сказать. Сегодня скорее действенна химиотерапия, в будущем, возможно, – генная терапия.

В этой связи можно с сожалением заметить, что целевое финансирование научно-практической медицины начало снижаться. Если же говорить о разработке новых, современных форм лечения, то оно должно базироваться на достижениях фундаментальной в тесном сотрудничестве с прикладной наукой. И вот здесь мы испытываем трудности. В центрах, подобных нашему, фундаментальные исследования сложно выполнимы из-за отсутствия соответствующих химических лабораторий.
Наша стратегия направлена на передачу самых передовых технологий и активное участие в мировом научном процессе. Благодаря нашей конференции нам удалось создать особую модель передачи знаний в области онкопроктологии, привлекая к процессу обучения ведущих российских и зарубежных специалистов. Результатом ее стали участие нашего центра в панъевропейских исследованиях, посвященных лечению рака толстой кишки, и проведение многоцентровых исследований в нашей стране, позволяющих существенно сократить сроки научных изысканий и быстро внедрить в практику здравоохранения самые современные методы диагностики и лечения сложного, но совсем не «страшного» заболевания – рака толстой кишки.

Сайт о нанотехнологиях #1 в России

Признаемся, что мало кто из нас размышляет, и уж тем более говорит о своём кишечнике. Но вас может удивить важность того, что попадает в кишечник и что происходит внутри него. Эта наименее любимая из всех частей вашего тела похожа не на переносное мусорное ведро, а на аптечку.

Существует достаточно медицинских доказательств того, что диета сильно влияет на здоровье, а новые научные открытия показывают нам, почему это так. Кроме того, они же показывают нам, почему сторонники палеодиет и вегетарианства не понимают, как работает наша всеядная пищеварительная система.

В вашей толстой кишке живёт большая часть вашего микробиома – сообщества микробной жизни, живущей как на вас, так и внутри вас. По сути всё, что вы едите, питает ваш микробиом. А то, что они производят на основе съеденной вами пищи, может поддерживать ваше здоровье или развивать хронические заболевания.

Чтобы как следует оценить толстую кишку человека и роль микробов в пищеварительном тракте стоит проследить метаболическую судьбу еды. Но сначала договоримся о терминах. Под пищеварительным трактом мы будем понимать желудок, тонкую кишку и толстую кишку. Хотя, «толстая кишка» – это неправильный термин. Она является толстой версией тонкой кишки не больше, чем змея является увеличенной версией земляного червя.

Лучше было бы называть желудок растворителем, тонкую кишку – поглотителем, а толстую – преобразователем. Эти раздельные функции помогают объяснить, почему микробные сообщества в желудке, тонкой и толстой кишке отличаются друг от друга не меньше, чем лес от реки. Такие условия окружающей среды, как температура, влажность и солнечный свет влияют на различия в сообществах животных и растений, наблюдаемых туристом на вершинах гор и в долинах. Вот так и микробиом меняется на всём протяжении пищеварительного тракта.

Представьте, что вы отправились на пикник, и жарите рёбрышки на гриле. Вы подходите к грилю, чтобы оценить прогресс. Свиные рёбрышки отлично выглядят, поэтому вы подцепляете парочку и добавляете к ним небольшую кучку квашеной капусты. Берёте себе кучку кукурузных чипсов и немного сельдерея. Добираете до кучи красиво выглядящий шампур с овощами. Ну и конечно не стоит забывать о салате с макаронами и пироге.

Изображение с сайта geektimes

Вы подносите рёбрышки ко рту и начинаете их глодать. Капуста хорошо идёт с мясом, и вы добавляете немного капусты в рот. Макароны легко пережёвываются, а вот над сельдереем приходится постараться. Всё это проскальзывает в люк и приземляется в кислотный бак вашего желудка, где кислота начинает растворять кусочки еды. По шкале pH где 7 – это нейтральное состояние, и чем меньше цифра, тем кислотнее среда, желудок весьма впечатляет. Его кислотность варьируется от 1 до 3. К примеру, кислотность лимонного сока и белого уксуса примерно равна 2.

После того, как кислота в желудке поработала над едой, полученная жидкая смесь попадает в верхнюю часть тонкой кишки. Печень выделяет желчь, которая сразу начинает работать над жирами, разбивая их на составляющие. Соки поджелудочной железы присоединяются к пищеварительной вечеринке. Ваша еда находится по пути к полной декомпозиции на простейшие молекулы – простые и сложные углеводы (сахара), жиры и белки. В среднем между размером и сложностью этих молекул и их судьбой в пищеварительном тракте существует обратная зависимость. Мелкие молекулы, обычно простые (быстрые) углеводы, взятые из рафинированных углеводов в макаронах, пироге и чипсах, впитываются относительно быстро. Более сложные и большие молекулы перевариваются дольше, поэтому впитываются в нижних частях тонкой кишки.

Три части пищеварительного тракта и количество бактерий на миллиметр

Петли тонкой кишки обеспечивают совершенно другие условия существования микробиома, нежели кишечник. Кислотность быстро падает, и благодаря питательным веществам количество бактерий резко возрастает, и их становится в 10 000 раз больше, чем в желудке. Но окружающая среда для бактерий там всё-таки неидеальна. Она похожа на обильную реку. И это естественно, если учесть, что каждый день через неё проходит порядка семи литров жидкостей, в числе которых слюна, желудочный и поджелудочный сок, желчь и кишечная слизь. И это не учитывая ещё пары литров других жидкостей, которые вы употребляете за день. Поток жидкостей увлекает за собой молекулы еды и бактерии и уносит их вниз по течению. Из-за постоянного движения там ничего не задерживается, и у бактерий нет шансов закрепиться и поучаствовать в пищеварении.

На подходе к средним и нижним участкам вашей тонкой кишки жиры, белки и некоторые углеводы вашего питательного раствора уже достаточно расщепились, чтобы их можно было впитать и передать в кровоток через стенки кишечника. Обратите внимание – мы сказали, «некоторые углеводы». Очень много углеводов вообще не расщепляются. Судьба этих сложных углеводов, которые ваш доктор называет клетчаткой, сильно отличается от простых.

Они в непереваренном виде проваливаются в вязкую среду толстой кишки. pH у этой среды нейтрален, порядка 7, и там развиты райские условия для всяческих бактерий, по сравнению с кислотным баком желудка или быстрыми потоками в тонкой кишке, с пониженным pH.

В святая святых наших внутренностей, находящиеся в безопасности сообщества микробов-алхимиков используют нашу толстую кишку как преобразующий котёл, в котором бродят не переваривающиеся, богатые клетчаткой сложные углеводы. Но для этого нужны определённые микробы. К примеру Bacteroides thetaiotaomicron создают более 260 ферментов, расщепляющих сложные углеводы. По сравнению с ними человеческий геном выглядит жалким – мы способны производить порядка 20 ферментов для расщепления сложных углеводов.

Зерновая катастрофа

Наш встроенный котёл и управляющие им ферментеры похожи на персональных фармацевтов. Они могут производить огромное количество веществ, жизненно важных для нашего здоровья и нормальной работы клеток кишечника. Но мы получим пользу от бутиратов (солей масляной кислоты) и других алхимических продуктов работы нашего микробиома, только если будем сыпать в люк большое количество клетчатки.

Рассуждая о таких связях внутри организма, неплохо будет начать с семян самых популярных в мире злаков, поскольку именно они составляют львиную долю поглощаемой людьми еды. К счастью, в зерновых содержится почти идеальный набор питательных веществ. Пшеница, ячмень, рис – у всех них есть основные вещества, белки, жиры и углеводы, а также полезные витамины, минералы и другие питательные вещества. Но каким образом большая часть поглощаемой человечеством еды может подорвать наше здоровье?

Всё дело в структуре семян растений и с тем, что мы делаем с ними после сбора урожая. Рассмотрим зерно пшеницы. Внешняя оболочка, или семенная кожура, и внутренний зародыш – небольшие по сравнению с общим весом зерна. Семенная кожура отвечает за 14% общей массы, зародыш – за 3%. Несмотря на малый вес, эти части зерна нашпигованы питательными веществами. Семенная кожура особенно богата сложными углеводами, хотя химики зовут их полисахаридами – длинными цепочками молекул сахара.

Оставшиеся 83% веса зерна – это эндосперм. В нём содержится большая часть простых углеводов и почти все белки. Эндосперм – это, по сути, плацента растения. Если зерно падает в землю и прорастает, то богатый простыми углеводами эндосперм даёт зерну питательные вещества, пока оно не вырастит корни и листья, и не сможет питаться самостоятельно. И хотя прорастающим растениям очевидно нужен такой заряд энергии, в больших количествах он нам не полезен.

Когда мы говорим о рафинированных злаках, мы имеем в виду, что семенная кожура и зародыш удалены при помоле. Остаётся только эндосперм. Если размолоть эндосперм пшеницы, вы получите белую муку – это легко усваиваемый сахар для вашего тонкого кишечника.

Перерабатывают все семена злаков. Это основа всего того удивительного разнообразия продуктов в продуктовых магазинах по всему миру, особенно в западных странах. Рафинируйте кукурузу, добавьте жиров, посыпьте солью – и вы получите кукурузные чипсы. Сделайте то же с пшеницей, и получите крекеры или хлеб.

Частично злаки обрабатывают потому, что жиры протухают – а то, что сделано из рафинированной муки, хранится дольше. Также пекари не любят отруби в муке, они нарушают эластичность теста и препятствуют его подъёму. Удаление этих досадных примесей решает проблему. Но причиняет много проблем нашим телам. Когда зерно проходит через помол и обработку, его идеальный набор питательных веществ разваливается.

Оглядываясь на потребление углеводов за последние сто лет, можно выделить интересные тенденции. Американцы в 1997 году едят примерно столько же углеводов, сколько в 1909 – только не таких же самых. За это время содержание в диете углеводов из необработанных зёрен упало с более чем половины до примерно трети. Их заменила еда, сделанная из переработанных зёрен. Иначе говоря, впервые во всей истории человечества мы в основном едим часть зерна с простыми сахарами (эндосперм), и потребляем очень мало частей зерна со сложными углеводами (зародыш и семенная кожура).

Тонкая и толстая кишка переваривают необработанное зерно совсем не так, как обработанное. Когда сложные углеводы остаются связанными вместе с другими молекулами в необработанном зерне, ферментам требуется больше времени на поиск углеводов и их расщепление. Это всё равно, что пытаться открыть картонку, обмотанную в три слоя клейкой лентой, вместо коробки с удобным клапаном для открытия. Также молекулам сахара из необработанного зерна приходится бороться за место с молекулами белков и жиров, чтобы вступить в контакт с поглощающими клетками тонкой кишки, что также задерживает процесс поглощения сахара. В общем, если зерно остаётся нетронутым, ваше тело поглощает сахар гораздо медленнее. А непереварившаяся часть зёрен (и другая еда растительного происхождения) поступает в толстую кишку, где ею наслаждаются ферментеры, выдающие огромное количество бутиратов.

Обработанное же зерно выделяет горы глюкозы, которую наша тонкая кишка покорно впитывает и отправляет в кровоток. Это заставляет поджелудочную железу вырабатывать инсулин, чтобы передать глюкозу из крови в клетки. Но использование клеток в качестве склада сахара может приводить к другим проблемам. И наше удивительно эффективное тело пытается решать проблему, превращая излишки сахара в жир и перенаправляя избыток в хранилище, жировые клетки. Когда нам понадобится эта энергия, допустим, ночью, когда завтрак ещё далеко, она будет доступна для использования. Но обилие переработанных углеводов, превращающихся в жир, превышает нужды среднего американца. Это рецепт для воспалений, путь к диабету 2 типа, ожирению и другим неприятностям.

Количество мяса в западной диете также может приводить к проблемам. Если есть его достаточно много, животный белок не расщепляется полностью, достигая окончания тонкой кишки. В этом случае частично переваренный белок будет поступать в толстую кишку. А когда бактерия толстой кишки встречается с частично переваренным белком, начинается другая алхимия – гниение белков.

Проблема с гниением возникает из-за состава животного белка – в нём достаточно много азота и немного серы. Аммиак, нитрозамины, сероводород – эти понятия мало что говорят среднему человеку. Но именно их создают бактерии в процессе гниения. А эти соединения токсичны для клеток, выстилающих толстую кишку. Они мешают поглощению бутиратов, что лишает клетки толстой кишки энергии, необходимой им для работы. Пространство между клетками начинает увеличиваться, содержимое кишечника начинает просачиваться в окружающие ткани и возникает повышенной кишечной проницаемости[наличие синдрома признаётся не всеми учёными-медиками – прим. перев.]. Клетки, недополучающие питание, прекращают работать нормально, и отходы начинают накапливаться в клетках, что препятствует выполнению ими других функций. Кроме того, бокаловидные клетки, чья основная задача состоит в выделении слизи, обволакивающей и защищающей кишечник, производят её медленнее. Стенки кишечника становятся более подвержены воздействию патогенов и физических повреждений. И это не шутки: толстая кишка – место активное, выстилающие её клетки постоянно регенерируют. Если их не заменять регулярно, эффект получается такой же, как у неремонтируемого дома. Множество мелких проблем приводят к появлению больших, и дом начинает разваливаться.

В толстой кишке появляются и другие проблемные побочные продукты. Большое содержание жира в пище стимулирует печень к производству желчи. Желчь нужна нам, она работает как детергент, расщепляющий жиры на меньшие молекулы, пригодные к усвоению. Почти вся желчь, использовавшаяся в тонкой кишке, после расщепления жиров передаётся обратно в печень. Но ключевое слово – почти. 5% желчи двигается по пищеварительному тракту и оказывается в толстой кишке. Если человек есть больше жира, у него выделяется больше желчи, и больше желчи в результате попадает в толстую кишку.

И, конечно, эту желчь принимает и преобразует микробиом. Они превращают её в очень нехорошие соединения, вторичные желчные кислоты. Они, как и продукты гниения, токсичны для клеток толстой кишки.

Всеядное животное внутри нас

Как любят напоминать нам приверженцы палеодиеты, люди уже давно едят мясо. Они указывают, что мясо – прекрасный источник питательных веществ, особенно если поедаемое животное росло без антибиотиков и питалось естественно. Вегетарианцы и веганы предостерегают нас, указывая, что люди на растительной диете обычно реже страдают от сердечно-сосудистых заболеваний и диабетов 2-го типа. Также они указывают, что у растений, в отличие от животных, есть потрясающий набор веществ, препятствующих развитию рака.

Иначе говоря, обе эти диетические перспективы содержат в себе зёрна правды. Рассмотрим же иной вариант – комбинирование обеих диет имеет смысл с учётом того, как поступит наш микробиом с мясом, жиром и растениями.

Вот, как всё может происходить. Представьте, что побочные продукты гниения непереваренного мяса и вторичные желчные кислоты пропитывают клетки толстой кишки. Происходят мутации ДНК, и несколько ненормальных клеток начинают неконтролируемую регенерацию, игнорируя инструкции от клеток иммунитета на самоуничтожение. Но оросите эту сцену при помощи цунами из бутиратов, и клетки кишечника воспрянут духом. Клетки-изменники поддаются клеткам иммунитета. Огромные количества непереваренных сложных углеводов, полученных из растительной пищи, попадают в толстую кишку, зачищают её от вторичных желчных кислот, уменьшая взаимодействие этих канцерогенов с клетками кишки. Восстанавливается нормальный рост и работа клеток, они поддерживают здоровье «котла» и всего тела в целом.

Этот сценарий идеален с точки зрения как здоровья, так и экологии. У бактерий, перерабатывающих клетчатку, есть решения проблем, создаваемых бактериями, разлагающими белки. Плюс, все жители котла кормятся – либо сложными углеводами, либо остатками непереваренного белка и желчных кислот. Пока в толстой кишке преобладают продукты деятельности ферментеров клетчатки, она работает аптечкой, а не свалкой токсичных отходов.

Мы – самые всеядные существа на планете, нам доступно огромное разнообразие одомашненных зерновых, животных и диких растений. Мало есть такого, что люди не едят: от китового жира, кишечника свиней, гусениц, гнилой рыбы, сырой рыбы и водорослей, до мяса, молочных продуктов, хлеба, фруктов, орехов и овощей. Но многие диеты и гуру диет избегают нашей всеядности. Они постоянно предлагают питаться малым (и постоянно изменяющимся) набором продуктов. Идеи по поводу того, что нам надо есть, бросаются из крайности в крайность наподобие маятника – то больше мяса, то больше овощей, то меньше жиров, то больше определённых жиров, то необработанные злаки, то вообще без злаков.

Неудивительно, что многие люди заболели от таких диет, или устали от них, или всё это одновременно. Чтобы получить некие преимущества, нужно заботиться о том, чем именно мы кормим наших персональных алхимиков. Механика довольно проста. Выберите среднего размера тарелку и пусть главными ингредиентами вашей еды будут овощи, бобовые, зелень, фрукты и неперемолотые злаки. По желанию добавьте мяса и немного полезных жиров. Десерты и сладости – это особая еда, поэтому приберегите её для особых случаев.

Конечно, такой стиль питания плохо «продаётся». Он располагает к оценке еды с точки зрения микробиома, не ограничивает список еды, не призывает считать калории и «садиться на диету». Этот совет не выглядит неожиданным и не рушит никаких основ.

Естественно, люди с особыми проблемами с кишечником или с аллергией на определённые продукты должны особенным образом подходить к диете. Но для большинства из нас ключ к здоровому питанию – это просто баланс и разнообразие, плюс устранение рафинированных углеводов. Иначе говоря, больше травы для ваших ферментеров клетчатки, чтобы они выделяли больше питательных веществ, чем выделяют побочных продуктов ваши бактерии, способствующие гниению белков и переработке желчи. Потребление клетчатки в больших количествах означает подпитку вашего котла топливом для брожения, благодаря которому в нём будут появляться полезные для вас вещи.

Если к этому времени вы ещё не выработали уважения к вашему кишечнику и его возможностях, попробуйте представить его по-другому. Кишечник каждого из нас похож на сад. Как известно садовникам, растения в саду будут хорошо жить и сопротивляться вредителям и паразитам, только если они будут расти на хорошей почве. Ключ к живому и здоровому саду – внутри и снаружи наших тел – в культивации легионов полезных бактерий. Несекретный ингредиент для этого – мульча. Именно так – растительный материал так же важен для крохотных алхимиков нашего кишечного котла, как и для садовой почвы. Питая их таким кормом, мы пожинаем медицинскую аптечку с хорошим ассортиментом.

Смотрите еще:

  • Голодание при заболеваниях жкт Лечение организма собственными силами Издана моя новая книга, под названием «Лечение организма собственными силами». В этой книге очень много новой и полезной информации не только о сухом […]
  • Опухоли жкт презентация Опухоли жкт презентация ЛУЧШЕЕ ПО МАТЕРИАЛАМ МЕЖДУНАРОДНЫХ СИМПОЗИУМОВ И КОНГРЕССОВ 2013 Опухоли желудочно-кишечного тракта (ЖКТ): колоректальный рак, рак пищевода К.м.н. Трякин […]
  • Мкб зно сигмовидной кишки Класс II. Новообразования (C00-D48) Материал опубликован 18 марта 2015 в 10:38. Обновлён 18 марта 2015 в 12:11. Приказ Минздрава России от 7 ноября 2012 г. № 605н "Об утверждении […]
  • Кардинальный тип пищевода барретта Ивашкин В.Т., Маев И.В., Трухманов А.С., Соколов В.В., Пирогов С.С., Зайратьянц О.В., Шептулин А.А., Лапина Т.Л., Зайратьянц Г.О., Кайбышева В.О. Пищевод Баррета. Клинические рекомендации […]
  • Курорты для жкт Лечение заболеваний желудочно-кишечного тракта на Кавказских Минеральных Водах Ищете санатории, которые занимаются лечением желудка (жкт)? На этой странице мы собрали здравницы КМВ, […]
  • Зажим для пищевода ТМ- З-123 Зажим жесткий для пищевода, детский, 205 мм ПРИМЕЧАНИЕ: Технические характеристики, указанные на сайте, носят информационный характер. Подробную информацию о конструкции, […]