Схемы лечение язвы желудка и двенадцатиперстной кишки

Оглавление:

1-, 2-, 3- и 4-компонентные схемы лечения язвенной болезни

Современные медикаментозные методы лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки имеют в арсенале четыре различные схемы.

1-, 2-, 3-, 4-компонентные схемы лечения язвенной болезни

Монотерапия и каждый из последующих терапевтических протоколов, обеспечивающих эффективное лечение язвенной болезни, 2, 3, 4 компонентная схема, применяются сегодня для эрадикации хеликобактер пилори. Задача лечения – купировать симптомы, и обеспечить условия для быстрого рубцевания.

1-компонентная схема лечения язвенной болезни

1-компонентная схема лечения предполагает применение:

  • де-нола,
  • макролидов,
  • полусинтетического пенициллина,
  • метронидазола.

Она оказывается эффективна лишь в 30% эпизодов язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, поэтому специалисты предпочитают монотерапии комплексные медикаментозные методы лечения.

2-компонентная схема лечения язвенной болезни

2-компонентная схема терапии язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки имеет несколько вариаций: например, специалист назначает сочетание:

  • де-нола и метронидазола;
  • де-нола и амоксициллина.

Она дает результат лишь в половине случаев. Часто неудача бывает обусловлена резистентностью патологической флоры к метронидазолу. Согласно медицинским исследованиям только в период с 1991 по 1995 год эффективность применения метронидазола упала более, чем на половину.

3-компонентная схема лечения язвенной болезни

«Классическая» 3 компонентная схема лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки также имеет несколько вариантов:

  • де-нол, метронидазол, тетрациклин;
  • де-нол, метронидазол, амоксициллин.

Т.е. неизменными бывают два основных компонента де-нол и метронидазол. А дополнять дуэт могут либо синтетический пенициллин, либо макролиды, либо тетрациклин, либо фторхинолоны. Эффективность трехвалентной терапии язвы оценивается в 70%.

Кроме антибактериальной терапии, хорошие результаты дает ее сочетание с антисекреторными препаратами – омепразолом и Н2-блокаторами. Применение омепразола позволяет поднять эффективность трехкомпонентной схемы до 95%, и сократить прием антибиотиков до 2 раз в день. Применение ранитидина или его комбинации с висмутом увеличивает результативность терапии до 94%.

4-х компонентная схема лечения язвенной болезни

Чтобы полностью исключить резистентность к антибиотикам и метронидазолу, предпочтительно применять четырехвалентную терапию. Лишь 5% пациентов впоследствии возвращаются к врачу с рецидивами.

Современная 4 х компонентная схема лечения язвенной болезни включает:

Принцип лечения язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки

Организм человека – уязвимая структура, требующая постоянного ухода. К сожалению, часто люди не придают должного значения изменениям, происходящим со здоровьем. В большинстве,постепенно перерастающим в хроническую форму.

Язва желудка и двенадцатиперстной кишки весьма распространена. Развитие болезни приводит к неизбежному формированию дефекта ЖКТ, который превращается в постоянную помеху для нормального функционирования внутренних органов.

Людям, желающим избежать заболевания, пригодится знание о методах, которые предотвращают развитие. Для больных, старадющих от названной болезни, следует перечислить способы, указать курс лечения, приносящий пользу в профилактике приступов язвы.

Существуют ли параклинические методы и схемы лечения заболевания?

Диагностика язвы 12-перстной кишки считается проблемной задачей. Современные врачи находятся в постоянном поиске препаратов и методик, которые смогут помочь вечно растущему списку пациентов.

К сожалению, поражение двух указанных органов влечёт тяжёлое течение болезни. Люди жалуются на ряд симптомов: нестерпимые боли, вызванные перфорацией внутренних органов, обжигающий брюшную полость желудочный сок, поражённый кишечник, постоянные кровотечения. Считается, что врачи предлагают ограниченный список методик помощи в такой ситуации.

Лабораторные исследования

Часть пациентов не удовлетворена рамками проведения лечения. Они и становятся источниками сплетен, что список методов невелик. Любой образованный в медицинском плане человек сможет доказать обратное.

К примеру, популярность приобретают лабораторные исследования. Манипуляции считаются обязательными, больной проходит ряд исследований. Потребуется сдать:

  • анализ крови (общего характера);
  • анализ кала;
  • копроцитограмма (результаты цитологического исследования кала);
  • моча;
  • гистологическая диагностика;
  • анализ на НР.

Перечисленные процедуры проводятся под наблюдением людей, которые собирают необходимые биоматериалы, в понятной форме излагают результаты пациенту. В отдельных случаях врачи могут в самостоятельном порядке назначать дополнительные анализы. Такими, к примеру, становятся исследования на скрытую кровь в кале, процедура определения уровня гормонов в крови.

Инструментальные исследования

Среди инструментальных исследований выделяют общее изучение внутренней секреции. Желудок и двенадцати перстную кишку подвергают ряду анализов. К примеру, речь идёт о внутрижелудочной рН-метрии. Врачу требуется проведение процедуры, чтобы пронаблюдать патологический характер «поведения» организма.

Указанные органы представляют сложную систему, любое нарушение в сообщении между частями организма приведёт к образованию неполадок. Механизмы защиты и факторы агрессии вступают в «конфликт», при котором врачу потребуется немедленное вмешательство. Доктор должен руководствоваться эндоскопическими критериями стадий язвы двенадцатиперстной кишки.

Характерные критерии диагностики

При исследовании медик выделяет фазу обострения. Первой стадией промежутка становится проявление острой язвы двенадцатиперстной кишки, в процессе развития патологии наблюдаются резкие изменения в функционировании желудка и ДПК. К примеру, округлая форма нарушается, стенки выявляют неодинаковую структуру, окружающие органы напоминают отёк из-за сильного воспаления тканей. Второй стадией считается начало эпителизации. В ходе применения отдельных схем лечения ЯБ происходит сглаживание воспалительного участка и постепенная ремиссия, которая считается важным этапом исцеления.

После прохождения пациентом биопсии проводится диагностика, аналогичная осуществленной в начале лечения. Большее предпочтение отдаётся рентгеновским исследованиям, носящим на этапе применения указанных схем лечения вспомогательный характер. Подобные процедуры помогут специалисту провести полную и эффективную диагностику, подтверждающую отсутствие патологий.

Лечение язвенного заболевания: поможет ли ультразвуковое исследование?

Описанных выше методик достаточно для составления правильного курса лечения конкретного пациента. Часто доктора настаивают на ультразвуковом вмешательстве – процедуры, приближающей выздоровление пациента, помогая в постановке правильного диагноза и степени развития ЯБ.

Дополнительным методом диагностики становится стационарное лечение язвенной болезни желудка, способствующее полноценному наблюдению за больным. Без установленных врачом схем лечения язвенное заболевание не отступит. Описанные выше методики выступают, скорее, вспомогательными методами лечения, усиливающими действие от принимаемых человеком препаратов.

Какие препараты назначаются в первую очередь

Для пациентов интересен список первоочередных препаратов для приобретения в аптеке. Современная медицина предлагает три главные схемы лечения, результативных для пациента.

Любое применение лекарства согласуется с наблюдающим врачом. Приведённая ниже информация служит ознакомительной перед посещением специализированного медицинского учреждения.

Схема на основе висмута

В состав первой схемы входит многокомпонентный приём препаратов:

Курс занимает несколько дней. Врач устанавливает определённый порядок приёма лекарственных средств, которому больной должен следовать в течение семи последующих дней. К примеру, в первый день лечат организм денолом и флемоксином. Периодичность и дозировки чётко прописаны лечащим врачом.

Схема на основе ингибиторов

Для эподобной схемы медикаментозное лечение язвенной болезни определяется препаратами:

Ситуация с назначением аналогичная, как в описании первой схемы. Врач определяет дозировку, способ обращения с медикаментами и время приёма. Часто схема лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки выглядит так: омпепразол + флемоксин + кларитромицин. Иногда подобное чередование претерпевает изменения, зависящие от мнения сотрудника медицинского учреждения.

Схема на основе блокаторов гистамина

В контексте новой схемы лечения применяются прочие препараты. К примеру, врач назначает использование фамотидина, ранитидина, флемоксина.

Часто структура схемы лечения выглядит таким образом: Фа+(Ра)+Фл. Изменения остаются на усмотрение лечащего врача.

Квадротерапия

Для многих представителей старшего поколения подобный термин незнаком. Указанная терапия уже прочно обосновалась среди возможных схем лечения, предлагаемых пациенту.

Для обычной терапии характерной считается четырёхкомпонентная схема лечения, состоящая из 4 антибиотиков. Во время проведения квадротерапии используются два антибактериальных препарата: тетрациклин и метронидазол. Опасения, которые вызваны уменьшением действующих лечащих препаратов, окажутся беспочвенными. Для результативного лечения указанных препаратов вполне хватит.

Схема лечения язвенной болезни по продолжительности может ограничиваться семью днями, результат зависит от того, насколько врач посчитает терапию продуктивной и подходящей для конкретного пациента.

Необходима ли физиотерапия?

Описанные методики помогут многим избавиться от заболевания либо предотвратить дальнейшее развитие. Помимо указанных схем известна популярная процедура, носящая весьма спорный характер. Речь идёт о физиотерапии.

Трудность заключается в том, что некоторые врачи считают подобную методику второстепенной. Роль физиотерапии совершенно не определена, порой доктора не видят необходимости в процедурах. Подобная терапия не станет лишней, возможно, поможет закрепить полученный результат.

Физиотерапия назначается как вспомогательная процедура, к примеру, на стадии ремиссии. Для профилактики подойдут:

  • магнитотерапия;
  • электросон;
  • водолечение;
  • теплолечение.

Хотя роль методики не определена, избранные больные со временем признают, что в ходе проведения указанных манипуляций организму возвращён необходимый тонус. В любом случае, схемы лечения не отрицают физиотерапевтическую помощь, подобные меры помогут усилить положительную результативность лечения ЯБ.

Схемы лечение язвы желудка и двенадцатиперстной кишки

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИИ
РОССИЙСКАЯ ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ

«УТВЕРЖДАЮ»
Председатель секции по терапии
гастроэнтерологии и гепатологии № 9
Ученого Совета Минздрава России

Академик РАМН, профессор В.Т. Ивашкин
Протокол № 41 от 6 марта 2002 г.

РЕКОМЕНДАЦИИ
ПО ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ
ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ

В пособии приведены основные клинические и инструментальные методы диагностики язвенной болезни, изложены принципы консервативного лечения. Большое внимание уделяется современным методам выявления инфекции Helicobacter pylori, а также наиболее эффективным в настоящее время схемам эрадикационной терапии.
Пособие предназначено для врачей-терапевтов и гастроэнтерологов.
Пособие подготовлено сотрудниками клиники пропедевтики внутренних болезней, гастроэнтерологии и гепатологии ММА им. И.М. Сеченова акад. РАМН В.Т. Ивашкиным, профессором А.А. Шептулиным, доцентом Е.К. Баранской, ассистентом Т.Л. Лапиной, Д.Р. Хакимовой.

Введение

Необходимость подготовки указанного пособия определяется, в первую очередь, сохраняющейся высокой заболеваемостью язвенной болезнью, возможностью ее неблагоприятного течения с формированием часто рецидивирующих и трудно рубцующихся язв и развитием различных серьезных осложнений (желудочно-кишечных кровотечений, прободения язв), изменением подходов к тактике консервативного лечения.
Перечень противоязвенных лекарственных препаратов, рекомендовавшихся для лечения обострения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки и поддержания ее ремиссии, всегда был очень обширным. Предлагавшиеся десятки и даже сотни различных лекарственных средств и способов медикаментозной и немедикаментозной терапии не столько облегчали, сколько усложняли практическим врачам выбор конкретного лекарственного препарата.
Достигнутые в последние годы успехи в изучении патогенеза язвенной болезни, связанные с открытием роли Helicobacter pylori (HP) и внедрением в клиническую практику новых противоязвенных препаратов (различных поколений блокаторов протонного насоса) позволили пересмотреть арсенал противоязвенных средств и сократить его до нескольких наименований.
Большое внимание стало уделяться соблюдению строгого протокола фармакотерапии обострений язвенной болезни и поддерживающего противорецидивного лечения. Вместо существовавших прежде разночтений, произвольного толкования оптимальных доз и комбинаций противоязвенных препаратов, субъективного определения необходимой длительности лечения и сроков эндоскопического контроля и т.д. в настоящее время разработаны и взяты на вооружение практическими врачами единые подходы к выбору противоязвенных препаратов, определению оптимальных доз и длительности лечения, оценке его эффективности.
В настоящее время уже не может считаться научно обоснованной ни одна схема противоязвенного лечения, если она не предполагает обязательного проведения эрадикационной терапии в случае обнаружения НР-ассоциированной язвенной болезни и контроля ее эффективности в строго установленные сроки. Но и в подходах к выбору наиболее оптимальных схем эрадикации в последние годы произошли существенные изменения, обусловленные повсеместно растущей устойчивостью микроорганизмов к применяемым антибактериальным препаратам (прежде всего — к метронидазолу). Все это обусловило необходимость пересмотра существующих схем эрадикационной терапии с отказом от прежде широко применявшихся схем в связи с их недостаточной эффективностью.
В настоящем пособии будут подробно изложены методы диагностики язвенной болезни, которые используются в настоящее время в клинической практике (с акцентом на различные методы выявления инфекции HP), дана характеристика современного протокола лечения обострений язвенной болезни и поддерживающей противорецидивной терапии, рассмотрены применяющиеся сейчас схемы эрадикационной терапии. Авторы надеются, что указанное пособие поможет практическим врачам (терапевтам и гастроэнтерологам) лучше ориентироваться в сложных вопросах лечения различных форм язвенной болезни.

Язвенная болезнь представляет собой хроническое рецидивирующее заболевание, протекающее с чередованием периодов обострения и ремиссии, основным признаком которого является образование дефекта (язвы) в стенке желудка и двенадцатиперстной кишки, проникающего – в отличие от поверхностных повреждений слизистой оболочки (эрозий) – в подслизистый слой.
Распространенность язвенной болезни среди взрослого населения составляет в разных странах от 5 до 15% (в среднем 7-10%). Язвы двенадцатиперстной кишки встречаются в 4 раза чаще, чем язвы желудка. Среди больных с дуоденальными язвами мужчины значительно преобладают над женщинами, тогда как среди пациентов с язвами желудка соотношение мужчин и женщин оказывается примерно одинаковым. В последние годы отмечена тенденция к снижению числа госпитализированных больных с неосложненным течением язвенной болезни, но к увеличению частоты язвенных кровотечений, обусловленному растущим приемом нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП).

Этиология и патогенез

Согласно современным представлениям, патогенез язвенной болезни в общем виде сводится к нарушению равновесия между факторами кислотно-пептической агрессии желудочного содержимого и элементами защиты слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки.
К агрессивным факторам относятся повышение выработки соляной кислоты (в результате увеличения массы обкладочных клеток, гиперпродукции гастрина, нарушения нервной и гуморальной регуляции процессов секреции соляной кислоты), увеличение выработки пепсиногена и образования пепсина, нарушения моторики желудка и двенадцатиперстной кишки (задержка или ускорение эвакуации кислого содержимого из желудка), прямое травматизирующее действие пищи.
К ослаблению защитных факторов слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки приводят: снижение продукции и нарушение качественного состава желудочной слизи, уменьшение выработки бикарбонатов, ухудшение процессов регенерации и кровотока в слизистой оболочке, снижение содержания простагландинов в стенке желудка.
Определенное место в патогенезе язвенной болезни занимают также гормональные факторы (половые гормоны, гормоны коры надпочечников, гастро-интестинальные пептиды), биогенные амины (гистамин, серотонин, катехоламины), иммунные механизмы, нарушения процессов перекисного окисления липидов.
В настоящее время установлено, что важнейшую роль в усилении агрессивных свойств желудочного содержимого и ослаблении защитных свойств слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки играют микроорганизмы Helicobacter pylori (HP), обнаруженные в 1983 г. австралийскими учеными Б. Маршаллом (В.Marshall) и Дж. Уорреном (J.Warren). Эти микроорганизмы выявляются у 90-95% больных с язвами двенадцатиперстной кишки и у 70-85% пациентов с язвами желудка.
Спектр неблагоприятного влияния HP на слизистую оболочку желудка и двенадцатиперстной кишки достаточно многообразен. Эти бактерии вырабатывают целый ряд ферментов (уреаза, протеазы, фосфолипазы), повреждающие защитный барьер слизистой оболочки, а также различные цитотоксины. Наиболее патогенными являются VacA-штамм HP, продуцирующий вакуолизирующий цитотоксин, приводящий к образованию цитоплазматических вакуолей и гибели эпителиальных клеток, и CagA-штамм, экспрессирующий ген, ассоциированный с цитотоксином. Этот ген кодирует белок массой 128 кДа, который оказывает прямое повреждающее действие на слизистую оболочку желудка. HP способствуют высвобождению в слизистой оболочке желудка интерлейкинов, лизосомальных энзимов, фактора некроза опухолей, что вызывает развитие воспалительных процессов в слизистой оболочке желудка.
Обсеменение слизистой оболочки желудка HP сопровождается развитием поверхностного антрального гастрита и дуоденита и ведет к повышению уровня гастрина и снижению уровня соматостатина с последующим усилением секреции соляной кислоты. Избыточное количество соляной кислоты, попадая в просвет двенадцатиперстной кишки, в условиях относительного дефицита панкреатических бикарбонатов способствует прогрессированию дуоденита и, кроме того, обусловливает появление в двенадцатиперстной кишке участков желудочной метаплазии (перестройки эпителия дуоденальной слизистой оболочки по желудочному типу), которые быстро заселяются HP. В дальнейшем при неблагоприятном течении, особенно при наличии дополнительных этиологических факторов (наследственная предрасположенность, 0(1) группа крови, курение, нервно-психические стрессы, алиментарные погрешности, прием ульцерогенных лекарственных препаратов и др.), в участках метаплазированной слизистой оболочки желудка формируется язвенный дефект.
У 5-10% больных с дуоденальными язвами и у 15-20% пациентов с язвами желудка развитие заболевания может происходить без участия HP. В первую очередь, это относится к симптоматическим гастродуоденальным язвам.

Общепринятой классификации язвенной болезни не существует. С точки зрения нозологической обособленности различают язвенную болезнь и симптоматические гастродуоденальные язвы, а также язвенную болезнь, ассоциированную и не ассоциированную с HP.
В зависимости от локализации выделяют язвы желудка (кардиального и субкардиального отделов, тела желудка, антрального отдела, пилорического канала), двенадцатиперстной кишки (луковицы и пост-бульбарного отдела), а также сочетанные язвы желудка и двенадцатиперстной кишки. При этом язвы могут располагаться на малой или большой кривизне, передней и задней стенках желудка и двенадцатиперстной кишки.
По числу язвенных поражений различают одиночные и множественные язвы, а в зависимости от размеров язвенного дефекта – язвы малых (до 0,5 см в диаметре), средних (0,6-1,9 см в диаметре) размеров, большие (2,0-3,0 см в диаметре) и гигантские (свыше 3,0 см в диаметре) язвы.
В диагнозе отмечаются стадия течения заболевания: обострения, рубцевания (эндоскопически подтвержденная стадия «красного» и «белого» рубца) и ремиссии, а также наличие рубцово-язвенной деформации желудка и двенадцатиперстной кишки.
При формулировке диагноза язвенной болезни указываются осложнения заболевания (кровотечение, прободение, пенетрация, перигастрит и перидуоденит, рубцово-язвенный стеноз привратника), в том числе и анамнестические, а также перенесенные по поводу язвенной болезни операции.

Ведущим симптомом обострения язвенной болезни являются боли в подложечной области, которые могут иррадиировать в левую половину грудной клетки и левую лопатку, грудной или поясничный отдел позвоночника. Боли возникают сразу после приема пищи (при язвах кардиального и субкардиального отделов желудка), через полчаса-час после еды (при язвах тела желудка), При язвах пилорического канала и луковицы двенадцатиперстной кишки обычно наблюдаются поздние боли (через 2-3 часа после еды), голодные боли, возникающие натощак и проходящие после приема пищи, а также ночные боли. Боли проходят после приема антацидов, антисекреторных и спазмолитических препаратов, применения тепла.
При обострении язвенной болезни часто встречаются и диспепсические расстройства: отрыжка кислым, изжога, тошнота, запоры. Характерным симптомом является рвота кислым желудочным содержимым, возникающая на высоте болей и приносящая облегчение, в связи с чем больные могут вызывать ее искусственно. Однако в настоящее время этот симптом встречается не так часто.
Типичными для язвенной болезни являются сезонные (весной и осенью) периоды усиления болей и диспепсических расстройств. При обострении заболевания часто отмечается похудание, поскольку, несмотря на сохраненный аппетит, больные ограничивают себя в еде, опасаясь усиления болей.
Следует считаться также и с возможностью бессимптомного течения язвенной болезни. По некоторым данным, частота таких случаев может достигать 30%.

В период обострения язвенной болезни при объективном исследовании часто удается выявить болезненность в эпигастральной области при пальпации, сочетающуюся с умеренной резистентностью мышц передней брюшной стенки. Также может обнаруживаться локальная перкуторная болезненность в этой же области (симптом Менделя), Однако эти признаки не являются строго специфичными для обострения язвенной болезни.
Клинический анализ крови при неосложненном течении язвенной болезни чаще всего остается без существенных изменений. Иногда отмечается незначительное повышение содержания гемоглобина и эритроцитов, но может обнаруживаться и анемия, свидетельствующая о явных или скрытых кровотечениях. Лейкоцитоз и ускорение СОЭ встречаются при осложненных формах язвенной болезни (при пенетрации язвы, выраженном перивисцерите).
Определенное место в диагностике обострений язвенной болезни занимает анализ кала на скрытую кровь. При интерпретации его результатов необходимо помнить, что положительная реакция на скрытую кровь встречается и при многих других заболеваниях, что требует их обязательного исключения.
Важную роль в диагностике язвенной болезни играет исследование кислотообразующей функции желудка, которое проводится с помощью фракционного желудочного зондирования или рН-метрии (в последние годы – с помощью суточного мониторирования внутрижелудочного рН). При язвах двенадцатиперстной кишки и пилорического канала обычно отмечаются повышенные (реже – нормальные) показатели кислотной продукции, при язвах тела желудка и субкардиального отдела – нормальные или сниженные. Обнаружение и подтверждение гистаминустойчивой ахлоргидрии практически всегда исключает диагноз язвы двенадцатиперстной кишки и ставит под сомнение доброкачественный характер язвы желудка.
Основное значение в диагностике язвенной болезни имеют рентгенологический и эндоскопический методы исследования.При рентгенологическом исследовании обнаруживается прямой признак язвенной болезни – «ниша» на контуре или на рельефе слизистой оболочки и косвенные признаки заболевания (местный циркулярный спазм мышечных волокон на противоположной по отношению к язве стенке желудка в виде «указующего перста», конвергенция складок слизистой оболочки к «нише», рубцово-язвенная деформация желудка и луковицы двенадцатиперстной кишки, гиперсекреция натощак, нарушения гастродуоденальной моторики).
Эндоскопическое исследование подтверждает наличие язвенного дефекта, уточняет его локализацию, глубину, форму, размеры, позволяет оценить состояние дна и краев язвы, выявить сопутствующие изменения слизистой оболочки, нарушения гастродуоденальной моторики. При локализации язвы в желудке проводится биопсия с последующим гистологическим исследованием полученного материала, что дает возможность исключить злокачественный характер язвенного поражения.
Для определения дальнейшей тактики лечения исключительно большое значение имеют результаты исследования наличия в слизистой оболочке желудка HP, которое может проводиться различными методами, отличающимися высокой чувствительностью и специфичностью, но имеющие свои показания (Табл.1).

Серологический метод, выявляющий антитела к HP (чаще всего сейчас используется метод иммуноферментного анализа) применяется в основном для скрининговых исследований с целью выявления инфицированности различных групп населения, поскольку не требует проведения эндоскопии, сложных приборов, а также специально обученного персонала Этот метод не пригоден для контроля эффективности эрадикационной терапии, поскольку изменение титра антигеликобактерных антител происходит спустя несколько месяцев после эрадикации. В последние годы появились серологические методы, позволяющие определить патогенные штаммы HP.
Микробиологический (бактериологический) метод получения культуры HP имеет то преимущество, что с его помощью можно определить чувствительность микроорганизмов к тому или иному антибактериальному препарату. Однако этот метод достаточно дорогой. Кроме того, он сопряжен с определенными трудностями, обусловленными необходимостью наличия специальных сред, оптимальной температуры, влажности, качества атмосферного воздуха и т.д. Это приводит к тому, что рост колоний микроорганизмов удается получить далеко не всегда. Неудобство метода связано и с тем, что его результатов приходится ждать, как правило, не менее 10-14 дней. В клинической практике он применяется в основном в случаях инфекции HP, резистентной к обычным схемам антигеликобактерной терапии.
Морфологический (гистологический) метод относится в настоящее время – наряду с быстрым уреазным тестом – к наиболее распространенным методам первичной диагностики инфекции HP. Исследование биоптатов слизистой оболочки желудка с применением различных окрасок (акридиновым оранжевым, красителем Гимзы. серебрением по Вартину-Старри) позволяет не только с высокой степенью надежности выявить наличие HP, но и количественно определить степень обсеменения.
Биохимические методы, из которых чаще всего применяется быстрый уреазный тест, являются в настоящее время наиболее популярными при первичной диагностике инфекции HP. Быстрый уреазный тест (в клинической практике широко используются CLO-test, Campy-test) основан на определении изменения рН среды по окраске индикатора, которое происходит в результате выделения аммиака при расщеплении мочевины уреазой бактерий. Результаты этого теста становятся известными уже через 1 час после получения биоптатов слизистой оболочки желудка. Кроме того, уреазный тест является наиболее дешевым из всех методов диагностики инфекции HP (дешевле этого теста оказывается лишь метод диагностики HP в мазках-отпечатках, который сейчас не применяется из-за низкой чувствительности). К недостаткам метода относится то, что его результаты становятся ложноотрицательными при количестве микроорганизмов HP в биоптате 3 около 18 часов. Как известно, указанному правилу отвечают лишь блокаторы протонного насоса (ни Н2-блокаторы, ни селективные холинолитики, ни, тем более, антациды выполнить его не могут), что и объясняет, почему препараты данной группы оказываются при лечении язвенной болезни наиболее эффективными.
Антисекреторные препараты (в настоящее время с этой целью чаще всего применяются блокаторы протонного насоса) являются средством базисной терапии обострения язвенной болезни; они назначаются с целью купирования болевого синдрома и диспепсических расстройств, а также для достижения рубцевания язвенного дефекта в возможно более короткие сроки.
В настоящее время существует строгий протокол фармакотерапии обострения язвенной болезни, который предусматривает назначение выбранного препарата в определенной дозе: париета (рабепразола) – в дозе 20 мг в сутки, омепразола – в дозе 20 мг в сутки, лансопразола – 30 мг в сутки, пантопразола – 40 мг в сутки. Продолжительность лечения определяется результатами эндоскопического контроля, который проводится с двухнедельным интервалом (т.е. через 2, 4, 6, 8 недель). Для оценки эффективности того или иного противоязвенного препарата используется подсчет не средних сроков рубцевания, а частоты зарубцевавшихся язв за 4, 6, 8 недель и т.д. Такой подход дает возможность проведения многоцентровых и мета-аналитических исследований, когда результаты десятков и сотен работ, выполненных в разных странах по одному и тому же протоколу, суммируются и получающиеся, таким образом, группы больных численностью в десятки и сотни тысяч человек позволяют затем с высокой степенью вероятности оценить эффективность препарата и влияние на нее тех или иных факторов.
Механизм действия блокаторов протонного насоса связан с блокированием активности Н+, К+ — АТФазы париетальной клетки. При этом время начала действия данных препаратов зависит от того, насколько быстро они превращаются из своей неактивной формы в активную (сульфаниламидную). Париет превращается в свою активную форму быстрее, чем омепразол, лансопразол и пантопразол, что объясняет более быстрое начало его ингибирующего действия по сравнению с другими блокаторами протонного насоса (4). Это делает назначение париета при проведении базисной антисекреторной терапии более предпочтительным. Кроме того, париет в меньшей степени, чем другие блокаторы протонного насоса (в частности, омепразол), взаимодействует с ферментами цитохрома Р450 в печени, поэтому метаболизм других лекарственных препаратов при его приеме не нарушается.
Важным моментом в современной фармакотерапии язвенной болезни является отсутствие принципиальных различий в подходах к лечению язв желудка и язв двенадцатиперстной кишки. Длительное время считалось, что язвы двенадцатиперстной кишки требуют назначения антисекреторных препаратов, а язвы желудка — препаратов, стимулирующих процессы регенерации. Сейчас уже считается общепризнанным, что после подтверждения доброкачественного характера язв желудка лечение этих больных проводится точно так же, как и лечение больных с дуоденальными язвами. Единственное различие заключается в продолжительности курса фармакотерапии. Учитывая, что язвы желудка рубцуются медленнее, чем дуоденальные, контроль рубцевания язв желудка проводится не через 4 и 6 недель, как при язвах двенадцатиперстной кишки, а, соответственно, через 6 и 8 недель после начала приема препаратов.

Протокол поддерживающей фармакотерапии язвенной болезни

«Ахиллесовой пятой» консервативного лечения язвенной болезни является, как известно, высокая частота рецидивов язв после прекращения курсового лечения обострения заболевания, которая составляет в среднем 70% в течение первого года после достижения рубцевания язвы. Этот факт послужил основанием для разработки схем поддерживающей фармакотерапии, назначаемых больным после окончания курсового лечения.
Накоплен большой опыт применения с целью противорецидивной терапии ежедневных поддерживающих (половинных) доз блокаторов протонного насоса, которые снижают частоту возникновения рецидивов язвенной болезни в течение года до 15%. Позже на смену постоянному поддерживающему приему блокаторов протонного насоса пришли схемы прерывистой поддерживающей фармакотерапии. К ним относятся «поддерживающее самолечение» (yourself treatment) или терапия «по требованию» (on demand), когда больные сами определяют необходимость приема препаратов исходя из своего самочувствия, и т.н. «терапия выходного дня» (weekend treatment), когда больной остается без лечения с понедельника до четверга и принимает антисекреторные препараты с пятницы по воскресенье включительно. Эффективность поддерживающей прерывистой фармакотерапии уступает таковой при ежедневном приеме препаратов; частота обострений язвенной болезни на ее фоне составляет 30-35%.
В настоящее время, когда краеугольным камнем противорецидивного лечения язвенной болезни признано проведение эрадикационной антигеликобактерной терапии, показания к поддерживающей фармакотерапии антисекреторными препаратами значительно сузились. Она считается необходимой у больных, у которых язвенная болезнь протекает без обсеменения слизистой оболочки желудка Helicobacter pylori (таковыми являются 15-20% больных с язвами желудка и около 5% пациентов с дуоденальными язвами), у больных, у которых по меньшей мере 2 попытки антигеликобактерного лечения оказались неудачными, а также у пациентов с осложненным течением заболевания (в частности, при наличии в анамнезе перфорации язв).

Фармакотерапия геликобактерной инфекции

По современным представлениям, курс эрадикационной терапии следует проводить у каждого больного язвенной болезни вне зависимости от стадии течения заболевания (обострения или ремиссии), если у него обнаруживается пилорический геликобактер в слизистой оболочке желудка. Однако на практике в подавляющем большинстве случаев эрадикация осуществляется в период обострения язвенной болезни, когда эндоскопическое обнаружение язвы сопровождается и подтверждением наличия HP в слизистой оболочке желудка (морфологическим или уреазным методом).
Эрадикация HP с помощью какого-либо одного препарата является недостаточно эффективной, поэтому она обязательно проводится с применением комбинации нескольких антигеликобактерных средств. Та или иная схема считается эффективной, если она позволяет достичь эрадикации HP более чем в 80-90% случаев. В большинство схем антигеликобактерной терапии включаются блокаторы протонного насоса, которые, повышая рН содержимого желудка, создают неблагоприятные условия для жизнедеятельности HP и, кроме того, повышают эффективность действия многих антибактериальных препаратов. При этом применение париета в схемах эрадикационной терапии следует считать более предпочтительным по сравнению с другими блокаторами протонного насоса, учитывая более быстрое наступление его антисекреторного действия и более выраженной прямой антигеликобактерной активности (в условиях in vitro), что благоприятствует и потенцирует эффект антибиотиков. Это позволяет избежать предварительного назначения антисекреторных препаратов (как это например имеет место при применении омепразола и др. ИПП) перед проведением схем эрадикации.
Еще сравнительно недавно (в 1995 г) рекомендовалось начинать эрадикационную терапию с назначения в течение 2 недель т.н. двойных схем (комбинации омепразола и амоксициллина или комбинации омепразола и кларитромицина). Однако уже в 1996 г. было показано, что частота эрадикации при применении данных схем составляет не 90%, как предполагалось ранее, а в среднем лишь 60%, в связи с чем использование двойных схем в настоящее время признано нецелесообразным.
Решением Маастрихтской согласительной конференции Европейской группы по изучению пилорического геликобактера (1996) для эрадикационной терапии было рекомендовано применение 3 возможных схем 1-й линии, каждая из которых обязательно включала в себя назначение одного из блокаторов протонного насоса в стандартных дозах 2 раза в день.

Состав этих схем выглядел следующим образом:

блокаторы протонного насоса х 2 раза в день

метронидазол 250 мг х 4 р. (или тинидазол 500 мг х 2 р.)

кларитромицин 250 мг х 2 р.

блокаторы протонного насоса х 2 раза в день

Современные подходы к лечению язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки

Авторы: Лапина Т.Л. Ивашкин В.Т. (ГБОУ ВПО «Первый МГМУ имени И.М. Сеченова» Минздрава России)

Для цитирования: Лапина Т.Л., Ивашкин В.Т. Современные подходы к лечению язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки // РМЖ. 2001. №1. С. 10

Исторические этапы лечения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки отражают не только социальную значимость заболевания, но и развитие научного прогресса, который вооружил современных врачей мощными противоязвенными препаратами (табл. 1). Важно отметить, что в наши дни некоторые лечебные подходы потеряли свою значимость, другие нашли определенную “нишу” среди различных методов лечения, третьи, собственно, и определяют современный уровень лечения язвенной болезни.

Контроль над желудочной кислотной продукцией — краеугольный камень лечения язвенной болезни. Классическая формула начала XX века “нет кислоты — нет язвы” не утратила своей актуальности, наиболее эффективные группы лекарственных препаратов по своему механизму действия направлены на борьбу с кислотностью.
Антацидные препараты
Антацидные препараты были известны еще в глубокой древности. Эта группа лекарств, которые уменьшают кислотность желудочного содержимого за счет химического взаимодействия с кислотой в полости желудка. В настоящее время предпочтение отдается невсасывающимся антацидам, которые представляют собой относительно нерастворимые соли слабых оснований. Невсасывающиеся антациды, как правило, содержат смесь гидрооксида алюминия и гидроксида магния (Алмагель, Маалокс) или представляют собой фосфат алюминия (Фосфалюгель). В отличие от всасывающихся антацидов (сода), у них гораздо меньше побочных эффектов. Они взаимодействуют с соляной кислотой, образуя невсасывающиеся или слабо всасывающиеся соли, тем самым увеличивается рН внутри желудка. При рН больше 4 снижается активность пепсина, и он может адсорбироваться некоторыми антацидами. Кислотная продукция при язве двенадцатиперстной кишки колеблется между 60 и 600 мэкв/сут, у двух третей больных — между 150 и 400 мэкв/сут. Общая суточная доза антацидов должна быть по нейтрализующей способности в пределах 200-400 мэкв, при язвенной болезни желудка — 60 — 300 мэкв.
Расшифровка механизма работы париетальных клеток и регуляции секреции кислоты позволили создать новые классы лекарственных препаратов. Секреция соляной кислоты находится под стимулирующим контролем трех классов рецепторов париетальной клетки: рецепторов ацетилхолина (М), гистамина (Н2), гастрина (G). Путь фармакологического воздействия на мускариновые рецепторы оказался исторически наиболее ранним. Неселективные М-холиноблокаторы (атропин) и селективные М1-антагонисты (пирензепин) утратили свое значение в лечении язвенной болезни с прогрессом лекарственных препаратов других классов, действующих на молекулярном уровне, вмешивающихся в интимные внутриклеточные процессы и обеспечивающих более мощный антисекреторный эффект.
Блокаторы Н2-рецепторов гистамина
Благодаря клиническим исследованиям было установлено, что между заживлением язвы и способностью лекарственных препаратов подавлять кислотность существует прямая зависимость. Заживление язвы детерминировано не только продолжительностью назначения антисекреторных агентов, но и их способностью “удерживать” интрагастральный рН выше 3 в течение заданного времени. Проведенный метаанализ позволил установить, что язва двенадцатиперстной кишки заживет за 4 недели в 100% (!) случаев, если поддерживать интрагастральный рН выше 3 на протяжении 18-20 часов в течение суток.
Несмотря на то, что у больных язвенной болезнью желудка наблюдаются умеренные показатели желудочной секреции, антисекреторная терапия обязательна и для них. Язва желудка характеризуется более медленным заживлением, чем дуоденальная. Поэтому продолжительность назначения антисекреторных препаратов должна быть больше (до 8 недель). Предполагается, что мы вправе ожидать рубцевания язвы желудка в 100% случаев, если интрагастральный рН поддерживается выше 3 на протяжении 18 часов в сутки в течение около 8 недель.
Добиться такого контроля кислотной секреции удалось благодаря блокаторам Н2-рецепторов гистамина париетальных клеток. Эти препараты существенно повлияли на течение язвенной болезни: сократились сроки рубцевания язвы, увеличилась частота заживления язв, уменьшилось число осложнений заболевания.
Ранитидин при обострении язвенной болезни назначается в дозе 300 мг в сутки (однократно вечером или 2 р/сут по 150 мг), при дуоденальной язве обычно на 4 недели, при язве желудка на 6-8 недель. Для предупреждения ранних рецидивов заболевания целесообразно продолжить прием поддерживающей дозы ранитидина 150 мг/сут.
Фамотидин (Квамател) – применяется в меньшей суточной дозе, чем ранитидин (40 и 300 мг соответственно). Антисекреторная активность препарата составляет более 12 часов при однократном приеме. Фамотидин назначается в дозе 40 мг на те же сроки, что и ранитидин. Для профилактики рецидивов язвенной болезни желудка – 20 мг/сут.
Особое значение имеют блокаторы Н2-рецепторов гистамина при терапии кровотечений из верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Их эффект обусловлен угнетением продукции хлористоводородной кислоты и опосредованным уменьшением фибринолиза. При массивных кровотечениях преимущество имеют препараты с парентеральными формами введения (Квамател).
Эффективность антагонистов Н2-рецепторов гистамина обусловлена, в первую очередь, их ингибирующим действием на секрецию кислоты. Антисекреторный эффект циметидина продолжается до 5 часов после приема препарата, ранитидина — до 10 часов, фамотидина, низатидина и роксатидина — 12 часов.
Ингибиторы протонной помпы
Новым шагом в создании антисекреторных препаратов стали ингибиторы Н+,К+-АТФазы париетальных клеток — фермента, собственно, обеспечивающего перенос ионов водорода из париетальной клетки в просвет желудка. Эти производные бензимидазола образуют прочные ковалентные связи с сульфгидрильными группами протонной помпы и навсегда выводят ее из строя. Секреция кислоты восстанавливается только тогда, когда синтезируются новые молекулы Н+,К+-АТФазы. Самое мощное медикаментозное ингибирование желудочной секреции на сегодняшний день обеспечивается именно этой группой препаратов. В эту группу входят препараты: омепразол (Гастрозол), пантопразол, лансопразол и рабепразол.
Производные бензимидазола удерживают значения рН в интервале, благоприятном для заживления язвы желудка или двенадцатиперстной кишки в течение длительного периода времени за 1 сутки. После однократного приема стандартной дозы ингибитора протонной помпы рН выше 4 удерживается в течение 7-12 часов. Следствием столь активного снижения кислотной продукции является поразительная клиническая эффективность этих препаратов. Данные многочисленных клинических испытаний в отношении терапии омепразолом приведены в таблице 2.
Антигеликобактерная терапия
Параллельно с разработками антисекреторных препаратов последней генерации шло накопление научных данных и клинического опыта, которые свидетельствовали о решающем значении мироорганизма Helicobacter pylori в патогенезе язвенной болезни. Лечение, которое позволяет уничтожить H.pylori, эффективно не только в заживлении язвы, но и в предотвращении рецидивов заболевания. Таким образом, стратегия лечения язвенной болезни с помощью эрадикации инфекции H.pylori обладает неоспоримым преимуществом перед всеми группами противоязвенных препаратов: эта стратегия обеспечивает длительную ремиссию заболевания, возможно и полное излечение.
Антигеликобактерная терапия хорошо изучена в соответствии со стандартами доказательной медицины. Большое количество контролируемых клинических испытаний дает основание уверенно пользоваться теми или иными схемами эрадикации. Клинический материал обширен и дает возможность проводить мета-анализ. Приведу результаты лишь одного из мета-анализов, проведенного под эгидой Администрации по лекарственным препаратам и пищевым продуктам США: R.J. Hopkins и соавт. (1996) пришли к выводу, что при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки после успешной эрадикации H.pylori рецидивы при длительном наблюдении наступают в 6% случаев (по сравнению с 67% в группе больных с персистенцией бактерии), а при язвенной болезни желудка — в 4% случаев против 59%.
Современные подходы к диагностике и лечению инфекции H.pylori, отвечающие требованиям доказательной медицины, отражены в итоговом документе конференции, которая проходила в Маастрихте 21-22 сентября 2000 г. Европейская группа по изучению Helicobacter pylori уже во второй раз организовала авторитетное совещание для принятия современного руководства по проблеме H.pylori. Первое Маастрихтское соглашение (1996 г.) сыграло существенную роль в упорядочении диагностики и лечения H.pylori в странах Европейского Союза. За 4 года в этой области знаний достигнут значительный прогресс, что заставило обновить прежние рекомендации.
Второе Маастрихтское соглашение ставит на первое место среди показаний к антигеликобактерной терапии язвенную болезнь желудка и язвенную болезнь двенадцатиперстной кишки, вне зависимости от фазы заболевания (обострение или ремиссия), включая их осложненные формы. Особо отмечено, что эрадикационная терапия при язвенной болезни является необходимым лечебным мероприятием, и обоснованность ее использования при этом заболевании базируется на очевидных научных фактах.
Действительно, уничтожение инфекции H.pylori радикально меняет течение заболевания, предотвращая его рецидивы. Антигеликобактерная терапия сопровождается успешным заживлением язвы. Причем язвозаживляющий эффект обусловлен не только активными противоязвенными компонентами эрадикационных схем (например, ингибиторами протонной помпы или ранитидинвисмутцитратом), но и собственно ликвидацией инфекции H.pylori, что сопровождается нормализацией процессов пролиферации и апоптоза в гастродуоденальной слизистой оболочке. Второе Маастрихтское соглашение подчеркивает, что при неосложненной язвенной болезни двенадцатиперстной кишки нет необходимости продолжать антисекреторную терапию после проведения курса эрадикационной терапии. Ряд клинических исследований показал, что после удачного эрадикационного курса заживление язвы, действительно: не требует дальнейшего назначения медикаментов. Рекомендуется также проводить диагностику инфекции H.pylori у больных язвенной болезнью, получающих поддерживающую или курсовую терапию антисекреторными средствами, с назначением антибактериального лечения. Проведение эрадикации у этих больных дает существенный экономический эффект в связи с прекращением длительного приема антисекреторных препаратов.
Итоговый документ Маастрихтской конференции 2000 г. впервые предлагает планировать лечение инфекции H. pylori, не исключая возможность неудачи. Поэтому предлагается рассматривать его, как единый блок, предусматривающий не только эрадикационную терапию первой линии, но и в случае сохранения H. pylori — второй линии одновременно (табл. 3).
Важно отметить, что число возможных схем антигеликобактерной терапии сокращено. Для тройной терапии предлагается всего две пары антибиотиков, для квадротерапии в качестве антибактериальных агентов предусмотрены только тетрациклин и метронидазол.
Терапия первой линии: Ингибитор протонной помпы (или ранитидин висмут цитрат) в стандартной дозе 2 раза в день + кларитромицин 500 мг 2 раза в день + амоксициллин 1000 мг 2 раза в день или метронидазол 500 мг 2 раза в день. Тройная терапия назначается, как минимум, на 7 дней.
Сочетание кларитромицина с амоксициллином предпочтительнее, чем кларитромицина с метронадзолом, так как может способствовать достижению лучшего результата при назначении лечения второй линии — квадротерапии.
В случае отсутствия успеха лечения назначается терапия второй линии: Ингибитор протонной помпы в стандартной дозе 2 раза в день + висмута субсалицилат/субцитрат 120 мг 4 раза в день + метронидазол 500 мг 3 раза в день + тетрациклин 500 мг 4 раза в день. Квадротерапия назначается, как минимум, на 7 дней.
Если препараты висмута не могут быть использованы, в качестве второго лечебного курса предлагаются тройные схемы лечения на основе ингибиторов протонной помпы. В случае неудачи при проведении второго курса лечения дальнейшая тактика определяется в каждом конкретном случае.
Из рекомендаций Второго Маастрихтского соглашения исключена схема лечения блокатор протонного насоса + амоксициллин + производное нитроимидазола (метронидазол). Эта комбинация привычна для России, где метронидазол в силу своей низкой стоимости и “традиционного” использования в качестве “репаранта” при язвенной болезни является практически неизменным антигеликобактерным агентом. К сожалению, при наличии штамма H.pylori, резистентного к производным нитроимидазола, эффективность данной схемы лечения значительно снижается, что доказано не только в европейских исследованиях, но и в России. По результатам рандомизированного контролируемого мультицентрового исследования, целью которого было оценить и сравнить эффективность двух режимов тройной терапии: 1) метронидазол, амоксициллин и 2) омепразол и азитромицин, амоксициллин и омепразол в эрадикации инфекции H.pylori при обострении язвенной болезни двенадцатиперстной кишки. Эрадикация инфекции в группе, получавшей метронидазол 1000 мг, амоксициллин 2000 мг и омепразол 40 мг в сутки на протяжении 7 дней была достигнута в 30% случаев (доверительный интервал для вероятности 95% составил 17%-43%). Можно только присоединиться к мнению европейских коллег, которые исключили эту схему из рекомендаций.
К сожалению, эрадикационная терапия инфекции H.pylori не обладает стопроцентной эффективностью. Не со всеми положениями Второго Маастрихтского соглашения можно однозначно согласиться и без вдумчивого анализа перенести их в нашу страну.
Схемы эрадикационной терапии на основе препаратов висмута в настоящее время в Европе используются не очень широко. Однако частота применения препаратов висмута в схемах эрадикации H.pylori варьирует по странам и континентам. В частности, в США схемы тройной терапии, включающие висмут, используются для лечения около 10% пациентов. В Китае схемы с препаратом висмута и двумя антибиотиками находятся на первом месте по частоте назначения. В своей передовой статье в Европейском журнале Гастроэнтерологии и Гепатологии Wink de Boer (1999) справедливо отмечал, что “тройная терапия на основе препаратов висмута, пожалуй, наиболее широко используется в мире, так как это единственная антигеликобактерная терапия эффективная и доступная по экономическим соображениям в развивающихся странах мира, в которых сосредоточено большинство населения планеты”. Также висмут рекомендуется для широкого применения при лечении инфекции H.pylori у детей.
В России из препаратов висмута наиболее широко используется коллоидный субцитрат висмута (Де-нол); проводятся исследования по определению эффективности и безопасности эрадикационных схем с его применением. В 2000 г. были опубликованы результаты исследования, проведенного Российской группой по изучению H.pylori. В данном исследовании эрадикационная терапия включала в себя коллоидный субцитрат висмута (240 мг 2 раза в день) + кларитромицин (250 мг 2 раза в день) + амоксициллин (1000 мг 2 раза в день). Длительность терапии составляла 1 неделю, эрадикация H.pylori была достигнута у 93% пациентов. Список других возможных схем, составленный на основе данных различных клинических исследований, приводится в таблице 4.
Антигеликобактерная терапия должна совершенствоваться, и эти рекомендации имеют существенное значение для ее оптимизации.
Антибиотики, специфически направленные против H.pylori, пробиотики и вакцины могут войти в арсенал антигеликобактерной терапии в будущем, но в настоящее время эти препараты и лечебные подходы находятся в стадии разработки, и практических рекомендаций не существует.
Большой интерес вызывают некоторые новые антибактериальные препараты, которые имеют все шансы в скором времени занять достойное место в общепринятых схемах эрадикационной терапии. Удачным примером для иллюстрации возможностей оптимизации схемы тройной терапии является азитромицин — новый препарат из группы макролидов. Макролидные антибиотики, представляемые в тройных эрадикационных схемах в основном кларитромицином, пожалуй, наиболее эффективны. Поэтому азитромицин в течение ряда лет пытались применять, как один из возможных компонентов терапии, однако в ранних исследованиях использовалась относительно невысокая доза препарата. Увеличение курсовой дозы до 3 г привело к повышению эффективности стандартной семидневной тройной схемы на основе ингибитора протонной помпы до требуемого уровня более 80%. При этом несомненным преимуществом является то, что в составе недельного курса полная доза азитромицина принимается в течение трех дней, причем один раз в сутки. Это удобно для пациента и снижает процент побочных эффектов. Кроме того, в России стоимость азитромицина ниже, чем других современных макролидов.
Рибутин, производное рифамицина S, продемонстировал очень высокую активность против H.pylori in vitro. В комбинации с амоксициллином и пантопразолом рибутин привел к 80%-ной эрадикации у пациентов, как минимум, дважды (!) пролеченных по стандартной тройной схеме.
Несмотря на то, что репутация нитроимидазолов “подмочена” из-за высокого процента устойчивых к ним штаммов H.pylori, исследования этой группы препаратов продолжаются. В опытах in vitro новый нитроимидазол — нитазоксанид оказался высокоэффективен против H.pylori, причем развития вторичной резистентности не наблюдалось. Исследования in vivo должны показать, насколько этот препарат может соперничать с метронидазолом.
В качестве альтернативы многокомпонентным схемам теоретически уже давно предлагалось несколько подходов, например, медикаментозная блокада уреазы — фермента, без которого существование бактерии невозможно, или блокада адгезии микроорганизма к поверхности эпителиальных клеток желудка. Препарат, ингибирующий уреазу, уже создан, его активность в лабораторных исследованиях показана, в том числе и в отношении усиления эффекта антибиотиков, используемых в антигеликобактерной терапии.
Препараты, препятствующие адгезии H.pylori — такие как ребамипид или экабет — исследовались в сочетании с традиционными антигеликобактерными лекарствами. Они статистически достоверно повышали процент эрадикации по сравнению с такой же схемой без мукопротективной поддержки. От использования двойной терапии (ингибитор протонной помпы + амоксициллин) отказались из-за низкой эффективности, а присоединение ребамипида или экабета значительно повышает процент эрадикации инфекции. При выделении штаммов с феноменом полирезистентности, устойчивых и к метронидазолу и к кларитромицину, сочетание экабета или ребамипида с двойной терапией может стать лечением выбора.
Возможности, которые может открыть успешная вакцинация человека против инфекции H.pylori, трудно оценить из-за их масштабности. Успехи в области создания вакцины позволяют надеяться, что вакцинация будет доступной уже в ближайшие годы. Апробируемые вакцины в опытах на животных защищают их от инфицирования H.pylori и родственными видами рода Helicobacter, а в ряде случаев приводят к элиминации микроорганизма. Установлено, что для успешной иммунизации необходимы несколько антигенов H.pylori. Благодаря полной расшифровке генома микроорганизма подбор этих антигенов значительно упрощен. Кроме того, ряд исследований направлены на совершенствование адьювантной системы, что имеет существенное значение для улучшения переносимости вакцины.

Гидроксид алюминия + гидроксид магния–
Алмагель (торговое название)
(Balkanpharma)

Омепразол–
Гастрозол (торговое название)
(ICN Pharmaceuticals)

Коллоидный субцитрат висмута–
Де–нол (торговое название)
(Yamanouchi Europe)

Фамотидин–
Квамател (торговое название)
(Gedeon Richter)

Смотрите еще:

  • Протоки двенадцатиперстной кишки ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНАЯ КИШКА Большой Энциклопедический словарь . 2000 . Смотреть что такое "ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНАЯ КИШКА" в других словарях: Двенадцатиперстная кишка — Двенадцатиперстная кишка. […]
  • Народные средства от панкреатита и язвы желудка Хронический панкреатит Хронический панкреатит – это прогрессирующий воспалительный процесс в поджелудочной железе , сохраняющийся после устранения причины, которая его вызвала, и […]
  • Дистальная треть пищевода Материалы конгрессов и конференций V РОССИЙСКАЯ ОНКОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ РАКА ПРОКСИМАЛЬНОГО ОТДЕЛА ЖЕЛУДКА: ЭВОЛЮЦИЯ СТАНДАРТОВ М.И. Давыдов, Тер-Ованесов М.Д., […]
  • Как обследовать живот у ребенка Заболевания пищеварительной системы. Детский гастроэнтеролог Работа органов пищеварения в раннем возрасте имеет свои специфические особенности и поэтому не каждый специалист, занимающийся […]
  • Гастрит не проходит при лечении Что такое гастрит. Причины гастрита Возникновению гастрита способствует: 1. Прием некоторых лекарств в течение длительного времени; 2. Неправильное питание - плохое пережевывание пищи, […]
  • Жировик и гепариновая мазь Применение и полезные свойства гепариновой мази Состав гепариновой мази и как ее применять Данное лекарство было открыто в Америке в 1916 году ученым Джеем Маклином. Проводя опыты, ученый […]